Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 176

Мы рекомендуем: в театр Образцова

Ранее: Часть 175

Именно в эти годы, годы триумфального успеха «Короля-Оленя» и «Обыкновенного концерта», критики, режиссеры, деятели кукольного искусства многих стран отмечают непревзойденное мастерство актеров ГЦТК и непреходящее значение системы их творческой работы.

В самом деле, достаточно вспомнить меланхоличного философа Труффальдина Е. Сперанского или его мужественного, чистосердечного Аладина, поэтичную Будур и героичную Анджелу Е. Синельниковой, Конферансье С. Самодура, Поэта 3. Гердта, виолончелиста И. Дивова, да и многие другие актерские работы не только взрослого, но и детского репертуара, чтобы убедиться в истинности такого утверждения.

Образцов как режиссер и руководитель театра с первых же шагов ГЦТК обнаружил счастливое уменье находить самобытные актерские дарования там, где, казалось бы, их не было и в зародыше. Так, под его руководством скромный библиотекарь Е. Сперанский вырос в первоклассного актера-кукольника, впервые открывшего в искусстве играющих кукол стихию трагикомического. Режиссерской властью С. Образцова художник-исполнитель театра С. Самодур был выведен из мастерской, поставлен за ширму театра, чтобы впоследствии стать удивительным актером-комиком, умеющим, как мало кто, сделать фантастичное обычным, привычное — смешным, обыкновенное — поразительным. Своим актерским рождением во многом обязаны С. Образцову и такие яркие «звезды первой величины» театра кукол, как 3. Гердт и И. Дивов.

Как бы удивительна по разнообразию и глубине проникновения в образ ни была работа первых актеров, основное значение в работе коллектива решает здесь актерский ансамбль. Он является основным средством построения спектакля.

Общность взглядов, единая система работы — плод многолетних коллективных усилий ГЦТК — вот что явилось важнейшим в осуществлении реформ кукольного искусства, произведенных этим театром.

Только помня, с чего начинали свой путь образцовцы, можно по достоинству оценить все значение совместно выработанной ими системы актерского творчества. Из всех актеров, становившихся за ширму ГЦТК, не было и двух, обладавших в начале одной творческой школой и одинаково понимавших смысл и задачи работы актера в театре кукол.

Из драматических театров — МХАТа, Театра им. Мейерхольда, Ярославского театра им. Ф. Волкова и ряда других московских и периферийных театров — пришли в ГЦТК В. Бальде, 3. Гердт, В. Майзель, П. Мелиссарато, Т. Росфельдт, Е. Успенская. Большинство их не сомневалось в плодотворности «системы» Станиславского — верного помощника актера в работе над ролью, а кое-кто из них в прошлом даже пробовал осваивать эту «систему» под руководством режиссеров драматических театров. Но ни эти актеры, знакомые с «системой» всерьез или только понаслышке (порой в сомнительном изложении «толкователей»), ни те, кто пришел из профессиональных или полупрофессиональных любительских театров кукол (а ими были Е. Синельникова, Е. Сперанский, А. Федотов), вовсе ничего не знавшие о «системе», не могли сразу же поверить утверждениям С. Образцова о близости, духовном родстве актеров драматического и кукольного театров.

Продолжение: Часть 177

Мы принимаем к оплате