Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 166

Мы рекомендуем
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 165

Только случайность вывела коров из «Концерта». Н. Солнцев — самый заслуженный из скульпторов-анималистов театра сделал коров значительно более условно, чем были решены все остальные куклы спектакля. Кроме того, их квадратные карикатурные морды не только вносили некий стилистический разнобой в спектакль, но и невольно делали предметом обличения не дрессировщицу, а самих четвероногих обладателей этих морд. Коров сняли. Вместо них появилась шестерка собак. Теперь театр попытался найти некое пародийное начало в самой манере общения дрессировщицы с животными.

Актриса К. Казьмина попыталась уточнить образ своей дрессировщицы, решив характеризовать ее на контрасте искусственного, нарочито демонстрируемого аристократизма и откровенной внутренней грубости. «Зи-зи, — лепетала, присюсюкивая, дрессировщица. — Зи-зи, силянс!» Животные работали по заведенному порядку, не слушая ее салонного чириканья. Но вот заминка. «Молчи, черт!» — почти басом ревет «аристократна». И, услышав это явно знакомое, примелькавшееся в быту и на репетициях слово, животные воспринимают его как привычную команду.

Дрессировщица была названа Стеллой Свис. Конферансье прибавлял при этом, что ее фамилия — результат изящной переделки из грубой фамилии Свистунова.

Пародией на пустую, мещанскую многозначительность стал второй номер цирковой эстрады, названный «Иллюзионист Кубик». Масса атрибутов: столики, платочки, вазочки, стаканчики, фужеры. Вся эта сценическая утварь нужна лишь для произведения самых незначительных фокусов. Номер попадал в цель: на эстраде в те годы действительно толпились фокусники, черпавшие запас своих «выдумок» из «Пионерских затейников», популярных брошюр на эстрадно-цирковые темы.

Третьим в цирковом разделе номеров (и одним из венчающих программу) явилось выступление дрессировщика львов. Формально, быть может, и не очень свойственный эстраде(этоуже чистыйцирк), номер этот оказался, однако, в программе «Обыкновенного концерта» органичным и необходимым. Он вырастал из внутренней темы дрессировщицы, переключая ее в более широкий план.

Финал номера звучал суровым, справедливым и не подлежащим обжалованию приговором всему роду-племени псевдоартистов, псевдолюдей. Лев долго и устало, умными, всепонимающими глазами смотрел на своего хозяина-дрессировщика. Он оставался безучастным зрителем бесстыдного позерства, наглого хвастовства и дешевой бравады и отнюдь не без отвращения выполнял требования пыжащегося, ничтожного человечка в мундире, пока в конце конце его не заглатывал.

Как и в других номерах, куклы дрессировщика и льва были выполнены в той же имитационной манере. Кукла была достаточно натуральной. Метафорично было поведение героев. И зритель отлично понимал прием театра.

Имитационная заданность «Концерта» имела свои бесспорные достоинства, но она таила и опасность для постановщиков. Нужна была огромная техническая, тренировочная и конструктивная работа (передразнивание человека имитационной куклой значительно сложнее, нежели куклой-карикатурой). Подчас на технику уходили недели труда. Далеко не все новинки продвигали спектакль к завершению. Ряд номеров оказался явно не дотянутым до необходимой театру «формулы». Так случилось, скажем, с номером «Танго», в котором предполагалось высмеять обывательское пристрастие к таинственности, мистике, мещанскую душещипательность.

Продолжение: Часть 167

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате