Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 164

Мы рекомендуем

Ранее: Часть 163

В номере же Вероники Несмыкальской (так была названа певица) такой чистоты задачи не было. Происходило, примерно, то же самое, что некогда случилось с опереттой «Над крышами Берлина». Раздваиваясь на два адреса, пародия теряла смысл, тем более что один из адресов оказывался мнимым, нарочитым, не подкреплявшимся действительностью. «Выпрямление» номера произошло тогда, когда актриса полностью перенесла удар на нелепость поведения своей героини.

И по замыслу, и по исполнению тему, поднятую певцами, продолжал номер, пародирующий штамп и убогий юмор затасканных на эстраде опереточных арий. 3. Гердт написал острый, пародийный текст — своеобразную смесь из запетых, затанцованных и заштампованных отрывков. Зритель узнавал и в тексте, и в пародийной музыке Г. Теплицкого извест ные опереточные «ходы». Это была сатира на эстраду? Да, но удар наносился и театру оперетты, который не блистал в те годы ни новизной репертуара, ни новыми постановочными решениями. А одновременно с высмеиванием эстрадных и опереточных штампов образцовцы метили и в того зрителя, который подчас поддерживал подобное бессмысленное, «псевдоискусство». [* Справедливо наблюдение одного из первых критиков спектакля: «Невидимых персонажей сатиры Образцов разит беспощадно. Может быть, он мимоходом лукаво метит и в нас, зрителей, с нашей извечной нетребовательностью и невзыскательностью, склонностью восхищаться в тысячный раз арией "Частица черта в нас заключена подчас" и терпеливо выслушивать любую околесицу конферанса» (А. Вассехес. «Необыкновенный концерт». — «Советское искусство», 19 июля 1946 г.).]

Огонь с вокалистов-одиночек и дуэтов театр умело переносит и на штампованные хоровые ансамбли и коллективы. Одним из наиболее блестящих в своей законченности стало в спектакле выступление цыганского ансамбля песни и пляски, как бы сконцентрировавшее все пороки спекулирования псевдонародным искусством.

«Это подлинная жемчужина программы Образцова, — верно отмечалось в той же статье А. Бассехеса. — Посмотрите, как чинно разместились на эстраде под трактирными пальмами молодые и старые цыганки, как охорашиваются они и кивают зрителям перед сольным выступлением. Послушайте, как бойко выводит худая цыганка таборную песню "Поцелуй меня, потом я тебя", как сонно вторит ей толстая цыганка. Полюбуйтесь, как здесь пляшут с гиком и присвистом под звуки гитар и бубенцов, и на вас дохнет всеми ароматами старой, до одури знакомой третьесортной цыганщины».

Вспомните, продолжим призыв критика, как объявляет этот номер конферансье: «Цыганский хор заполярной филармонии под управлением Саши Пашина... общий замысел... отдельные позы... Гитары и бубны конторы Музпрокат. Ковры и пальмы ресторана "Астория"!»

Вспомните, с каким неподдельным искренним воодушевлением выводят цыгане четыре строчки своего хорового припева:

Всюду деньги, деньги, деньги,

Всюду деньги, господа,

А без денег жизнь плохая,

Не годится никуда-а-а-а

(никудэ-э-э-э — поют артисты), и вы невольно сопоставите весь этот разнохарактерный сброд, собранный под вывеской «заполярного хора» и бесшабашно гикающий под сенью взятых напрокат тропических пальм, с любой пропагандой обывательской морали.

Продолжение: Часть 165

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате