Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 154

Мы рекомендуем
  • Травиата

    19 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    от 3500

    Купить билеты
  • Женитьба

    19 апреля
    Билеты в театр Ленком

    1500-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    19 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Последние луны

    19 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    2000-5000

    Купить билеты
  • Неформат

    19 апреля
    в театр Современник

    Купить билеты
  • Заходите-заходите

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    2500-4500

    Купить билеты
  • Капитан Фракасс

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Пламя Парижа

    20 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты

Ранее: Часть 153

«Разве можно объединить одним жанром таких чтецов-рассказчиков, как Яхонтов, Хенкин, Ильинский? — задавал он вопрос. — Разве похожа Рина Зеленая на кого-либо из других исполнителей детских рассказов? Разве есть дублеры у Утесова, Смирнова-Сокольского, Руслановой?» И утверждал, что скоро наступит время, когда перестанут существовать отдельно, каждый сам по себе, драгоценные жемчужины эстрады, и возникнет новое явление культуры — эстрадный театр. «Самые живые, самые изобретательные и самые "театральные" из всех режиссеров будут счастливы поставить в этом театре спектакль, лучшие театральные художники страны будут счастливы оформить спектакль этого театра» (С. В. Образцов. Не может быть иначе). Образцов верил, что такой театр будет построен со всем великолепием современной театральной техники, новейших достижений архитектуры. Ему казалось, что будущее эстрады — в мастерском, осмысленном соединении блестящих по своей законченности и своеобразию номеров в едином, органически цельном концерте-спектакле. Он верил в будущее этого прекрасного искусства-, в котором не будет места безвкусице, бескультурью, пошлой развлекательности, рассчитанной на наследников декаданса или любителей дешевой мистики.

Образцов знал, как любит страна «хорошую песню, веселую шутку, острую пародию, мастерство тренированного тела, радость ритма». «А это и есть эстрада!» — считал он. Но он воочию видел и беды советской эстрады, знал и не скрывал своей неприязни к тем, кто был равнодушен к этим бедам.

Недаром по-прежнему главной темой его «Романсов с куклами» оставалась внутриэстрадная пародия. Любовь к эстраде рождала горечь по поводу всего обветшалого или поддельного, что продолжало еще жить в эстрадном репертуаре наряду с «хорошей песней и веселой шуткой», в соседстве с тем значительным, что несло с собой эстрадное творчество Яхонтова, Качалова, Москвина, Антона Шварца, Обуховой, Ойстраха, Гилельса.

Война шла к концу. На своих концертах Образцов реально ощущал те новые требования, которые предъявлял теперь к искусству значительно изменившийся зритель. Аналогичные ощущения были не только у деятелей эстрады.

В своей послевоенной статье писатель А. Крон приводил слова одного из таких зрителей: «Мы сейчас достаточно сильны и граждански зрелы, чтобы смело говорить о пережитых трудностях, наших ошибках, недостатках. В связи с этим я верю в развитие советской сатиры во всех областях искусства. Почему мы слишком часто боимся кого-нибудь обидеть? Мы редко смеемся над тем, что презираем, еще реже над тем, что любим. Искренний смех обогащает душу».

Тревога за развитие послевоенного искусства владела и деятелями эстрады. Все знали, что много сделано за годы войны. Огромную работу провели артисты эстрады на фронтах. «Свыше 100 000 концертов дали за 4 года бригады Всесоюзного концертного объединения», — писал вскоре после окончания войны уже популярный в то время артист эстрады Аркадий Райкин.

Продолжение: Часть 155

Мы принимаем к оплате