Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 150

Мы рекомендуем
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты

Ранее: Часть 149

Не случайно уже потом, когда спектакль был выпущен, критика ставила его в один ряд вовсе не с натуралистическим произведением Корда, хотя сопоставление напрашивалось уже общностью названия, а с одним из выдающихся фильмов американского классика мультипликационного кино Уолта Диснея — «Бэмби», выпущенного почти одновременно с «Маугли».

«У этих двух работ много точек соприкосновения, — писала "Литературная газета". — И в фильме, и в спектакле перед зрителем раскрывается мир животных. Зоркий, наблюдательный художник проникает в повадки и обычаи зверей, в их психологию, в их вероятные чувства и переживания... Совершенством своего искусства он умеет убедить нас в подлинности происходящего, увлечь и взволновать чувствами своих четвероногих персонажей... Образцов, как и Дисней, умеет с чудесной многозначительностью подчеркнуть в своих зверях такие черты характера, которые свойственны и людям. И в то же время оба художника далеки от назойливых параллелей и дидактического морализирования, они целиком доверяются силе настоящего искусства, и это доверие оправдывает себя и в "Бэмби", и в "Маугли»".

Необходимо заметить, что сам Образцов очень высоко ценил работу Уолта Диснея, увидев в «Бэмби» поэтичное иносказание о жизни человека, «про счастье и трудность жизни, про материнство и семью, про детство и юность, про любовь и право на жизнь, завоеванное мужеством и борьбой». Более того, неоднократно обращаясь в статьях, речах и беседах к «Бэмби», Образцов приходит к выводу: «Я не знаю в искусстве более трогательного образа познания мира, чем первые изумленные слова Бэмби».

Тем интереснее подчеркнуть, что критика, сравнивая фильм Диснея и спектакль Образцова и говоря об идейном звучании обоих произведений, отдавала предпочтение кукольному «Маугли». Л. Дмитриев, автор приведенной выше статьи «Литературной газеты», писал, в частности: «Борьба за жизнь — вот основная тема обоих произведений. Но если у Образцова это борьба двух начал, добра и зла, то в фильме мир, в котором растет, мужает Бэмби, нарочито гармоничен, неправдоподобно добр. Зло здесь идет только от человека».

Спектакль радовал не только интересным решением каждого образа в отдельности, но и той гармонией сопереживания, точностью контактов, достоверностью общения, что представляет собой, как известно, наибольшую сложность в работе актера-кукольника.

Значительную смысловую нагрузку несло в спектакле и декоративное оформление. Верный общему замыслу спектакля, стремлению режиссеров к емкой обобщенности и лаконичной выразительности, Б. Тузлуков и на этот раз интересно организовал пространство сцены, оказался подлинным мастером колористического решения спектакля.

Отказавшись от ровной поверхности «планшета», Тузлуков предложил интересное решение большинства сцен. Не меняя общей конструкции ширмы и оставляя «зеркало сцены» вертикально плоским, максимально большим, он решил перспективу не равномерным удалением в глубину равномерно поднимаемых планов сцены, образующих целую сумму грядок, а как бы разорвал все пространство асимметрично подымающимися то слева, то справа, то ближе к грядке, то дальше от нее возвышениями. Вдоль авансцены протянулась цепь лиан, цепь бамбуковых палочек. Художник предложил строить эпизод с обезьянами по всей сцене. Всей своей асимметричностью она словно бы подчеркивала, усугубляла несуразную аритмичность поведения обезьян.

Продолжение: Часть 151

Мы принимаем к оплате