Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 149

Мы рекомендуем
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 148

А разве не столь же выразительно молчаливое ожидание взбешенного питона, которое с таким блеском передает С. Самодур. Нарочитое оцепенение Каа выдает разве лишь нервный поворот головы. Высокомерно закинутая голова. Презрительный прищур глаз. Каа передергивает, когда он слышит, что глупые обезьяны назвали его «толстым земляным червем» Удар хвоста. Рывок. Судорожная нервная дрожь и — снова оцепенение. Медленно, как бы равнодушно сползает Каа со своего ложа. Он слышит отчаянный призыв мчаться со всех ног. «Ноги здесь ни при чем...», — Каа говорит это и полупрезрительно-насмешливо, и горделиво-торжествующе, и иронично одновременно. Он знает себе цену. Он уверен, что надо торопиться, но он боится торопиться, чтобы не уронить свое достоинство. Каа очень им дорожит.

В спектакле достоверны и в то же время поэтически осмыслены и смешной хлопотун дикобраз Саги, у которого «иглы размягчаются от мысли, что Маугли грозит беда», и строгий вожак Акела, и добрый учитель Балу.

«И звери, и не звери как будто!» — восклицал с удивлением зритель. Не могло не покорить это соединение мастерства художественного изображения характера, насыщенного поразительным искусством образного обобщения и чисто имитационной достоверности. Уж кто-кто, а образцовцы-то всегда владели этим секретом.

Внутренняя свобода и непосредственность, с которой исполнялись эти роли актерами театра, органичность передачи ими физического самочувствия жителей джунглей казались поистине удивительными. И недаром уже в первых откликах на спектакль можно было встретить своеобразный совет театральным педагогам: водить в учебно-показательном порядке студентов на представление «Маугли», с тем чтобы, всматриваясь в этих кукольных зверей, они, готовя человеческие роли, учились быть столь же правдивыми, свободными, раскрепощенными в каждом движении, жесте, интонации, формально точными и художественно выразительными.

Этот спектакль создавался долго, он вырастал как бы из тысячи мелких, подчас едва заметных штрихов и находок. Было бы наивно думать, однако, что участники спектакля совершали специальные экскурсии в зоопарк или заводили близкое знакомство с его обитателями.

«Такую роль, как роль Каа или любого другого поэтически осмысленного писателем образа животного,невозможно сыграть актеру-кукольнику, если до начала работы над спектаклем он не считает себя внутренне готовым к ней, — утверждает С. Самодур. — Бесцельно начать знакомиться с питоном в Зоопарке, если характер Каа не вызывает у тебя никаких внутренних ассоциаций в период распределения ролей. Самая яркая впечатлительность ничем не поможет актеру в его экскурсиях к настоящим животным. Только внутренняя актерская "копилка", куда собраны тысячи впечатлений от встреч с природой и, конечно же, людьми, поможет актеру в создании того поэтического сплава, в котором будут воплощены и достоверность поведения животного, и логика избранного характера, и правда философского, жизненного обобщения»!

Продолжение: Часть 150

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате