Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 145

Мы рекомендуем
  • Травиата

    19 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    от 3500

    Купить билеты
  • Женитьба

    19 апреля
    Билеты в театр Ленком

    1500-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    19 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Последние луны

    19 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    2000-5000

    Купить билеты
  • Неформат

    19 апреля
    в театр Современник

    Купить билеты
  • Заходите-заходите

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    2500-4500

    Купить билеты
  • Капитан Фракасс

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Пламя Парижа

    20 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты

Ранее: Часть 144

Уже с первого взгляда было очевидно, что «Книга джунглей», вернее, повесть «Маугли», которая и была главным образом положена в основу пьесы, требует не только умелого драматургического изложения, но и серьезного переосмысления киплинговских концепций. Необходимо было не только ампутировать те идеи «Книги» Киплинга, которые зиждятся на преклонении перед респектабельной цивилизованностью всесильных англичан, наводящих порядки в «дикой» индийской деревне. Следовало подвергнуть серьезному переосмыслению само противопоставление добродетельного царства животных порочному миру человека.

Театр боялся сделать одни лишь иллюстрации к повести Киплинга. Образцова привлекала отнюдь не инсценировка отдельных, пусть наиболее динамичных страниц повести. Работа над «Маугли» мыслилась прежде всего как своеобразное поэтическое проникновение в вечно живую проблему соотношения человека и окружающего его мира. Притом трактовалась она Образцовым не просто в аспекте взаимовлияния человека и общества, но как проблема становления человеческой личности.

Театр отнюдь не отказывается от проецирования материала повести для своего рода басенного изображения современной политической проблематики, акцентирования антирасистской темы («Он человек и потому не брат волку», — утверждает Шер-Хан. — «Он пил мое молоко — и брат волку и член стаи», — говорит Ракша). И вместе с тем проблема «человек и общество», пусть в самой общей форме, становится главной в спектакле ГЦТК.

Театр обращался к «Маугли», стремясь как бы вернуться к азам жизни, стремясь сценически воссоздать основные вехи процесса формирования сильного, цельного характера. Добавим: в основание философской подоплеки режиссерского замысла легли не только размышления о путях развития завтрашней жизни, обобщения и мысли о человеке как сыне и вместе с тем властелине природы. Давали себя знать и те частные наблюдения, которые хоть и носили бытовой, практический характер, однако имели немаловажное воспитательное значение. [* Образцов был твердо убежден, что «даже маленькие детские сказочки или Рассказы о животах если в них заложены подлинно гуманные идеи, оказывают неоценимые услуги делу воспитания детских душ. Дети» любящие.рассказы Сетона Томпсона, не будут привязывать к хвосту собаки жестяные банки и смеяться над тем, как она мечется. А ведь от жестокости ребенка до преступления взрослого дорога прямая и короткая. Мальчик, обливший кошку бензином, визжащий от восторга при виде живого горящего факела, и фашистский палач, сжигающий женщин и детей в печах Освенцима, — это звенья одной цепи» («Куклы и люди»).]

Спустя несколько месяцев была написана пьеса. Автор — Н. Гернет, постановщики С. Образцов и В. Громов, режиссер С. Самодур, художники Б. Тузлуков и В. Андриевич (автор кукол), композитор Г. Теплицкий приступили к подготовке нового спектакля.

Продолжение: Часть 146

Мы принимаем к оплате