Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 142

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Ранее: Часть 141

Участники этого спектакля, его режиссер Е. Синельникова и сейчас любят вспоминать, как долго добивались они поэтичной, образной выразительности каждого смыслового кусочка, каждого текста, слова, интонации героев. Значительно помогла этим поискам рожденная в процессе создания спектакля его яркая музыкальная структура.

Композитор Г. Теплицкий написал музыкальные эпизоды, по строю своему близкие живой детской игровой песне. В плавной мелодичности

музыкального рисунка угадывается активность внутреннего темперамента, словно торопящего, подгоняющего действие. Пружинистые, будто набегающие друг на друга созвучия помогают зрителю увлечься динамикой зрелища. Ритмическая четкость происходящего на сцене подчеркивается, уточняется музыкой. «У движения, — говорил К. С. Станиславский, — есть свои легато, стаккато, фермато, анданте, аллегро, пиано, форте и прочее. Темп и ритм действия должны быть в соответствии с музыкой».

Режиссеры и композиторы Центрального театра кукол прекрасно знают силу образного музыкального решения, помогающего найти верные пути развития характера сценических персонажей. Каждый характер, по убеждению театра, должен проявляться во всем своеобразии не только внутреннего, но и внешнего рисунка роли, причем интересно, когда диапазон роли широк, краски разнообразны, образ раскрывается во всем богатстве, тогда и спектакль богат интонациями и тембром, «звуча» от форте до пиано, от легкой иронии-скерцо до величественной торжественности анданте.

Музыкальная палитра «Веселых медвежат» проста и незамысловата, если говорить только лишь о том выражении «музыкального текста», который рождается звуками театрального оркестра. Эта палитра окажется, однако, значительно многоречивее и неизмеримо выразительнее, если за понятие «музыка спектакля» принять всю ту неповторимую гамму голосовых, речевых интонаций, которая была предметом особенно тщательных поисков постановочного коллектива.

В этом театре давно уже знали: походка героя, сама манера поведения его на сцене,своеобразие жеста — все это отличные подсобные выразительные средства для объяснения характеров, обрисовки внутреннего мира персонажей. Неповторимость звуковой, речевой характеристики, неотрывная от заданных в том же «ключе» походки, жесте куклы, — этот союз, эта гармония приемов с особой силой были продемонстрированы в «Веселых медвежатах», помогая верному решению основной задачи, художественно-педагогической заразительности постановки.

«Веселые медвежата» были выпущены в канун 1945 года. Спектакль хвалили, хотя разные критики находили в нем различные достоинства. Были и такие (из среды педагогов), у кого новая работа театра вызывала резкое несогласие. Эти люди находили медвежат развязными, а их воспитателей — не в меру либеральными, театр же они считали проповедником детского своеволия. «Школой озорства» окрестили они этот веселый спектакль.

Продолжение: Часть 143

Мы принимаем к оплате