Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 137

Мы рекомендуем
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты

Ранее: Часть 136

Эта статья была написана уже спустя несколько лет после того, как завершились настойчивые поиски последнего и окончательного варианта «Веселых медвежат» и спектакль прочно вошел в жизнь юных зрителей. [* Премьера «Веселых медвежат» М. Поливановой состоялась 2 января 1945 года. Постановка С. Образцова, режиссер П. Мелиссарато, оформление В. Тереховой, куклы Н. Солнцева, композитор Г. Теплицкий. Исполнители: Н. Бальде, Д. Липман, Е. Синельникова, Н. Шульц.] А. Бруштейн уверенно противопоставляет «Веселых медвежат» спектаклям со «сверхносороговой» нормой запугивания. Она даже называет «Веселых медвежат» лучшим, классическим спектаклем для самых маленьких, подчеркнув при этом, что «нежная прозрачность содержания», волнующая и поэтичная, достигается «средствами тончайшего кружевного мастерства исполнителей». А. Бруштейн, а вместе с ней и огромный отряд советских писателей, артистов, художников, адресующих свою работу детям, фиксирует теперь полновластную победу этого спектакля над зрителем: «Дети смотрят "Медвежат", не отрывая глаз».

Подчеркнем, однако, что все это — и «нежная прозрачность», и «тончайшее кружево» — пришло в результате долгой, кропотливой работы. Тогда же, осенью 1944 года, театр, мечтая поставить «нестрашную сказку», еще мучился над первыми вариантами пьесы. Все было как будто ясно. Нужен спектакль о том, как дети, весело шаля, «играючи», делают первые шаги к познанию мира, а заодно и самих себя, своих взаимоотношений с этим миром. Дети должны быть обычными, а их воспитатели — умными, воспитывая в детях не тупое подчинение приказу, не боязливое преклонение перед старшими, а подлинное уважение к авторитету старших, умение думать и в нужных случаях принимать самостоятельные решения.

М. Поливанова, сдавая пьесу, выполнила почти все пожелания театра. Пьеса была и веселой, и нестрашной. В ней были два симпатичных самобытных существа — малыши медвежата, а спектакль не получался. Образцов и его сорежиссеры — опытные, талантливые актеры Е. Синельникова и П. Мелиссарато уже начали было сомневаться в художественной заразительности и педагогической целенаправленности предпринятой постановки.

Проверили пьесу на «качество смеха». Казалось, было выполнено пожелание театра получить не просто смешную пьесу, а пьесу, содержащую добрый, жизнеутверждающий смех. Это было тем важней, что требование «доброго смеха», так же как и требование «нестрашности» рассказа, восходило к сущности педагогических убеждений Образцова и руководимого им театра.

«Детские души очень хрупки, их легко поранить. Но поранить, покалечить можно не только тем, что их напугает. Вредным иногда может оказаться и смешное, — утверждал Образцов. — Если маленький ребенок смеется над стариком или калекой, или даже над упавшей из окна кошкой, каждый прохожий остановится и объяснит ребенку, что это дурно и смеяться над чужим горем нельзя. Вот так же и в театре или в детской книжке нужно быть очень внимательным к тому, что вызывает смех. Мы стремимся к тому, чтобы в спектаклях для маленьких детей был очень простой, легко воспринимаемый сюжет без всяких ужасов, страхов, убийств или избиений, чтобы в нем было много забавного и смешного, но чтобы смех в зрительном зале был добрый, веселый, но не злорадный и не издевательский». Злорадного, издевательского смеха в пьесе не было, но в то же время ее комические ситуации далеко не всегда отвечали основной художественно-педагогической задаче, были зачастую пусты, бессодержательны.

Продолжение: Часть 138

Мы принимаем к оплате