Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 136

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Ранее: Часть 135

В феврале 1944 года театр подписал договор с Н. Гернет на пьесу по мотивам «Книги джунглей» Р. Киплинга.

Летом этого же года была начата работа и над пьесой для самых маленьких зрителей. По замыслу театра, ее автору Марии Поливановой предстояло рассказать об одном обычном, мирном дне двух малышей, строя рассказ так, чтобы заданная тема раскрывалась самой логикой событий, простых и несложных. В легкой и веселой форме спектакль, как определял его задачи Образцов, должен был говорить маленьким зрителям о большом и важном — «о дружбе, о помощи младшим и уважении к старшим, о первых навыках аккуратности и чистоты...» [* Образцовцам издавна была чужда художественно-педагогическая платформа, побуждавшая театры для детей к созданию спектаклей.в которых детским «преступлениям» противопоставлялись чудовищные наказания, неизбежно постигавшие маленьких преступников волей взрослых или силой обстоятельств. (Ярким примером могла служить инсценировка повести Буша «Макс и Мориц», которая шла во многих театрах кукол). Образцовцы были и против тех «страшных» сказок, в которых отсутствие подлинной гуманистической идеи прикрыто внешней динамикой, бедность мысли и скудность чувств маскируются сложностью сюжетных лабиринтов.]

Драматургом был предложен басенный прием: маленькие герои пьесы, сохраняя все свойства сверстников-зрителей, возникали пред ними в облике веселых медвежат. Прием понравился, и пьесу уже в первом варианте так и назвали: «Веселые медвежата».

Работа над обеими пьесами велась в еще большем контакте театра с авторами, чем то было до войны. Очередность постановок оказалась предопределена с самого начала. Представлялось неоспоримым, что работа по сценическому воплощению «Книги джунглей» потребует неизмеримо больше сил и времени для репетиционной подготовки, чем «Медвежата». Прозрачная и простенькая пьеса для малышей, казалось, могла быть поставлена в рекордно короткий срок (театр определил: за месяц!)

Летом того же, 1944 года первой группе театра была вручена пьеса М. Поливановой. Прошел, однако, месяц, второй. Спектакль уж был как будто наполовину готов. И в то же время его не существовало. Необходимо было почти все решать заново и прежде всего в самой пьесе, поскольку становилось очевидным: корень неудач именно в ней, в сопротивлении имевшегося драматургического материала основному замыслу театра. Произошло же это оттого, что писательница несколько односторонне восприняла пожелание театра о создании «веселой, легкой и нестрашной сказки».

О нестрашном в театре говорилось особенно настойчиво.

Против «театра ужасов» для детей образцовцы воевали словом и делом. Полностью солидаризируясь с их позицией, А. Бруштейн давала в статье, посвященной Образцову и его театру, уничижительную характеристику подобного репертуара: «Те театры, которые показывают малышам сказки с нагромождением страхов и ужасов, с чертями, бабами-ягами, в количестве, значительно превышающем выносливость носорога, не помнят своего детства ...Они забыли, что в детстве "событийность", "сюжетность" измеряются аптекарским разновесом. Божья коровка поползла по руке ребенка — событие. Конфетка — радость. Проехаться на автомобиле — головокружительное счастье. А над сломанной игрушкой ребенок плачет иногда так горько, как не плачет его мама над гибелью Анны Карениной».

Продолжение: Часть 137

Мы принимаем к оплате