Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 134

Мы рекомендуем
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 133

Все это определило особенно значительную роль этого спектакля, этапного не только в биографии ГЦТК, но и в истории всего советского кукольного искусства.

Театр — детям

Непросто понять роль педагогического воздействия театра на детей и значение эстетического воспитания в годы Великой Отечественной войны. «Театр» самой жизни этих лет затмевал воздействие любых форм общественного сознания. И вместе с тем не будем и преуменьшать влияния этих форм, а с ними и театрального искусства — могучего, сильнодействующего средства — на живую, подвижную психику ребенка.

Какой же вклад внесли московские кукольники в общее дело художественно-воспитательной работы военных лет?

Центральный театр кукол под руководством Образцова, остававшийся до войны театром главным образом детским — детским и по призванию, и по убеждению, — не изменил и теперь своему назначению. Работа над детским спектаклем в эти годы неизменно оказывалась в центре его деятельности.

Путь его в годы войны был, однако, достаточно сложен. Его судьба отлична от судьбы тех немногочисленных театров юного зрителя, которые долго, вплоть до середины войны, не могли обрести верного тона в разговоре с детьми: то играли узкобытовые, «фотографические» пьесы, то абстрактно-романтические и лишь к концу войны создали ряд по-настоящему интересных, нужных детям спектаклей.

В годы войны как бы заново переплавилось мастерство образцовцев. Пресса, которая упрекала многие детские театры в том, что они изображают жизнь зачастую «черным по белому», предпочитают нажим и лобовые характеристики, ни разу не бросила подобного упрека кукольникам ГЦТК.

С начала войны и до конца 1943 года театр много гастролирует, играет в помещениях школ, в холодных, гулких зданиях оперных театров и филармоний. Неудобны чужие сцены. Нет должного освещения. И тем не менее театр оставляет в своем репертуаре лучшие (а они, как правило, и самые технически сложные) спектакли.

Незадолго до войны «Комсомольская правда», высоко оценивая работу образцовского «театра чудес», писала: «Много неисчерпаемой радости дал Образцов нашим детям. Постановки радуют поэтичностью сказочных образов, мягким юмором и большим художественным вкусом» и. Все эти качества детских спектаклей оказались помножены в годы войны на ту особую чуткость к маленькому зрителю, которая как бы рождала сама собой особенную филигранность актерской работы, заставляла снова и снова уточнять логику поступков героев, внутреннюю достоверность происходящих на сцене событий. Недаром, словно многократно усиленное эхо довоенных отзывов, неслись теперь вслед театру добрые слова критиков, учителей, зрителей из Уфы и Ульяновска, Архангельска и Свердловска, Красноярска и Новосибирска. Взрослые люди, занятые серьезным делом, писали о том, как нужно их детям и им самим всепокоряющее мастерство знаменитых кукольников.

Спектаклем «непередаваемого обаяния» называли «Аладина». Оценки военных лет перекрывали порой те заслуженные комплименты, которые получал театр в дни выпуска своих лучших московских премьер. «Театр сумел очеловечить персонажи сказок, сделать их живыми, теплыми, жизненно правдивыми. Может быть, это звучит парадоксально, но куклы стали носителями самых "человеческих" идей добра, справедливости, правды, столь близких каждому советскому зрителю именно сейчас. Высокое мастерство художника и актеров — настоящий праздник для зрителя» — эта мысль проходит лейтмотивом через многие отзывы.

Продолжение: Часть 135

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате