Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 125

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Ранее: Часть 124

Сперанский сохраняет все драматические, трагедийные ситуации пьесы. Дерамо выбирает невесту, и в этом ему помогает подарок мага — мимирующая статуя, которой свойственно констатировать лживость, неискренность или, напротив, сердечность появляющихся здесь девушек. Однако сама статуя обретает в пьесе Сперанского лишь вспомогательное значение. Дерамо оказывается более энергичным, сцена с влюбленной в него Анджелой становится темпераментной и естественной.

Сперанский несколько «овзросляет» Анджелу. Это особенно необходимо ему для достоверного воплощения последней сцены, когда ей самой предстоит понять обман, усомниться — Дерамо ли перед нею (а не Тарталья в его облике), а в рубище нищего узнать короля.

Полностью сохраняется в пьесе тема вероломства Тартальи. Образ первого министра рисуется в нарастании его злобы и человеконенавистничества, как это было и у Гоцци. Все центральные сцены с убийствами и перевоплощениями приобрели не только большую динамичность, упругий ритм, но и в известной мере подняли тему любви и предательства до подлинно трагедийного звучания. В то же время очевидная концентрированность образов сделала четким, действенным главный конфликт произведения.

Такова была та пьеса, которую, на основе сказки Гоцци, написал в канун войны Сперанский и которую с увлечением готовился тогда ставить коллектив ГЦТК, возглавляемый Образцовым. Война оборвала работу над спектаклем в самом начале.

Два первых военных года первая группа Центрального театра кукол, временно осевшая в 1942 году в Новосибирске и игравшая поставленные до войны спектакли, — вспоминала о начатой работе над сказкой Гоцци, как о далеком, счастливом, полузабытом сне. [* Группа театра играла в Новосибирске «Волшебную калошу»и «Волшебную лампу Аладина» Кроме того, было подготовлено несколько концертов, в которых выступали С. Образцов и О. Шага-нова-Образцова, В. Громов, А. Давыдова и др. Театр побывал в Уфе, Куйбышеве, Ульяновске, Красноярске, Томске, Семипалатинске, Кемерове, Омске, Алма-Ате (за 1942 год было сыграно 683 спектакля, как отмечается в «Хронике театра», — все гастрольные).] Группа актеров разъезжала по сибирским тысячекилометровым дорогам. Было холодно в нетопленых теплушках. Играли много. Так же, как до войны. Появилась твердая уверенность, что театр нужен людям.

В начале третьего военного года все чаще и чаще стали врываться воспоминания о солнечной стране Серендип. Решение о возобновлении работы над сказкой пришло в эту, по-военному собранную, суровую жизнь само собой, как приходило желание услышать музыку Чайковского, Рахманинова, Бетховена, как рождалось неотступное требование вернуться к азбуке человеческих отношений, укрепить себя в уверенности, что зло будет повержено, люди смогут, должны быть счастливы.

В январе 1943 года, в холодной мечети близ шумного Новосибирского базара (там была тогда база театра), двенадцать фантазеров, фанатично верящих в силу доброго, сердечного слова, гармонию красоты и истинного чувства, собрались, чтобы возобновить работу по сценическому воплощению «Короля-Оленя».

Продолжение: Часть 126

Мы принимаем к оплате