Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 124

Мы рекомендуем: в театр Образцова

Ранее: Часть 123

Как известно, действие пьесы К. Гоцци открывается монологом уличного рассказчика — чиголотти, который целиком посвящается магу Дуран-дарте и объяснению его сверхъестественной силы. В пьесе Сперанского этот монолог вырастает в целую картину. В ней показывается, как в порт Серендип возвращается некто Бригелла, ученик мага, которому поручено следить за судьбой короля Дерамо. [* В пьесе Гоцци это имя носит дворецкий короля. Сперанский сохраняет роль дворецкого, но под другим именем. Ученик чародея Фарфарелло — здесь Бригелла — образ, полностью принадлежащий Сперанскому. Сам маг, в отличие от сказки Гоцци, в пьесе Сперанского не появляется.] Но ни встретивший Бригеллу придворный птицелов Труфальдин, ни, конечно, зритель не могут всерьез отнестись к миссии все наперед знающего ученика мага. (Демонстрируя свои «волшебные» способности, Бригелла все время что-то путает, его превращения смешны, да они и не очень-то получаются.)

В течение всей пьесы Труфальдино будет издеваться над Бригеллой и его «чудесами», и в конце концов конфликт разрешится вовсе без участия мага. Бригелла схватит свой волшебный жезл тогда, когда в нем уже не будет необходимости: решающую роль сыграет высокое и страстное чувство.

Юмористическое переосмысление «волшебных сил», мягкая ирония в адрес всесильного мага осуществляется Сперанским с помощью заново и отлично написанного образа Труфальдина, который становится одним из главных героев пьесы. Сперанский делает Труфальдина не только комментатором, но и непосредственным участником событий. Комик и умница, ироничный, как все шуты, мягкий и задумчивый, как все любители природы, Труфальдин так или иначе сталкивается со всеми героями пьесы. Относясь к нему с нескрываемой симпатией, Е. Сперанский использует Труфальдина и как своего рода лакмусовую бумажку для «проявления» характеров других героев.

Развертывая сценарные записи Гоцци, сцены и образы, намеченные во фьябе лишь пунктиром, Е. Сперанский значительно усиливает стихию комедийного. При этом, наряду с комедийными ситуациями, веселой, а подчас и остросовременной шуткой, в пьесе возникают и отлично выписанные комедийные характеры.

Сперанский вводит комедийную сцену прощания женихов со своими невестами, отправляющимися на конкурс невесты короля. Значительно трансформируются характеры влюбленных Клариче и Леандра. Лирико-романтическая окраска этих образов становится явственно комедийной. Сперанский иронически перетолковывает их излишне громкие излияния в любви, вводит почти в каждую фразу назойливый рефрен — «О Клариче!», «О Леандро!».

Несколько уточняется комедийность образа Смеральдины, смешной толстухи («была кормилицей в шести домах»), отправляющейся искать жениха. В то же время резко изменяется характеристика ее брата дворецкого. Из абстрактно-безличного слуги он превращается в союзника Тартальи. Нарисованный почти в саркастических тонах, образ дворецкого приобретает черты той двойственности, которая уже сама по себе способна характеризовать королевский двор. Грубый солдафон, наглец, жестокий, бессердечный человек (таков он в общении со Смеральдиной и Труфаль-дино), дворецкий услужлив, скромен с вышестоящими и прежде всего с Тартальей, который, очевидно, «подкармливает», поддерживает дворецкого.

Продолжение: Часть 125

Мы принимаем к оплате