Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 109

Мы рекомендуем

Ранее: Часть 108

К началу войны советский театр кукол располагал значительным числом интересных творческих коллективов. Каждый из них уже с первых же дней войны начал подготовку спектаклей для тыла и фронта. Импульсом к созданию этих спектаклей служила идея помочь скорейшему завершению войны. Однако нельзя не отметить, что, при всей их целеустремленности, некоторые из первых «военных» спектаклей были отмечены печатью скороспелости, непродуманности. Поверхностная иллюстративность, схематизм, а порой и то «шапкозакидательство», которое сводилось к умалению опасности и принижению врага, делали свое пагубное дело. Такие спектакли дискредитировали не только кукольное искусство, но могли вызвать сомнение в самой возможности вмешательства искусства в сферы агитационно-пропагандистской работы.

В этих условиях тем больший интерес, наряду с успешной работой таких известных коллективов, как Ленинградский кукольный театр под руководством Евг. Деммени, Грузинский, Саратовский театры кукол, театр Краснознаменного Балтийского флота и некоторые другие, должен представить опыт Фронтового филиала Центрального театра кукол под руководством С. В. Образцова. Номера программы этого филиала могли служить примером самобытности и творческой самостоятельности в решении как литературной первоосновы «военного» агитспектакля, так и ее внешних, изобразительных форм.

Четыре небольшие одноактные пьесы (характерно, что именно одноактная пьеса заняла тогда господствующее положение в репертуаре ГЦТК под руководством С. В. Образцова, так же как и большинства других фронтовых бригад и театров кукол) — «Радиоперехват из Берлина» Гр. Гранова, «Дуб и дубина», «Штык» М. Коссовского и «Сон в руку» Л. Ленча становятся образцом короткого агитационного номера, спектакля-памфлета, спектакля-плаката. [* «Радиоперехват из Берлина», «Дуб и дубина» и «Штык» поставлены С. Образцовым и В. Громовым, куклы В, Тереховой, Р. Горфайн, Н. Солнцева.]

Следует подчеркнуть, что слово «плакат» в применении к спектаклям Центрального театра кукол упомянуто не случайно. Еще в годы гражданской войны, когда лишь складывалось все своеобразие и советского политического плаката, и советского агитационного театра кукол, стало очевидным взаимовлияние этих двух близких по своей идейно-художественной выразительности видов искусства. Наследуя достижения советских кукольников, Центральный театр кукол принял на себя задачу развития тех черт советского кукольного искусства эпохи гражданской войны, которые роднили его с политическим плакатом.

Театр изучал плакат первых лет революции, внимательно следил за развитием советского плаката в тридцатые годы. Ему импонировало умение лучших советских плакатистов условными приемами создавать подлинно реалистические произведения. Ему были близки многокадровые плакаты В. Маяковского, с его фигурами-знаками, изобразительной буффонадой, с его умением одной-двумя деталями подчеркнуть главное. Были близки и другие свойства плакатов Маяковского: символичность значения цвета, острая сюжетность и динамика в сочетании с разорванностью композиции, подчеркнутой фрагментарностью. Немало ценного извлек Центральный театр кукол из многофигурного, как правило, плаката М. Черемных, создававшего яркие символические образы и строившего плакат при помощи отлично и каждый раз неожиданно уравновешенной композиции. Его плакат привлекал и своей цветовой гаммой, основанной на ритмическом чередовании красочных акцентов, четкой, острой линией, умело обыгранной деталью.

Продолжение: Часть 110

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате