Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 105

Мы рекомендуем
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты

Ранее: Часть 104

Значительным изменениям подвергаются и остальные картины пьесы. Театр переносит вторую картину — гадание Визиря — на просцениум, приглушая тем самым значение эпизода, в котором Визирь узнает тайну волшебной лампы. Началом третьей картины — вместо воровства озорником Аладином персиков в саду Султана — становится поэтический танец Будур, в котором раскрывается ее скромность и внутренняя грация. Театр сохраняет сцену, когда стража хватает Аладина (только теперь его арестуют не за воровство, а за то, что он посмел прийти в сад Султана). Снимается следующая сцена, когда Визирь, узнающий имя Аладина, отпускает его, так как знает, что этим именем заколдована лампа.

Театр усиливает драматизм столкновения Аладина с Визирем. Без каких-либо серьезных обвинений Аладина бросают в темницу. Будур, потрясенная и восхищенная тем, что Аладин «храбр, как лев» и из-за нее попал в беду, в искреннем порыве говорит, что выйдет за него замуж. Но она также ничем не может помочь Аладину.

Одна из лучших картин, введенная театром, — Аладин в темнице. Здесь, пожалуй, более, чем во всех предшествующих эпизодах, раскрывается духовная чистота, большая внутренняя зрелость Аладина. В картине почти отсутствуют внешние физические действия. С огромной внутренней напряженностью развивается сложный «дуэт» Аладина и посаженного в одну с ним камеру гадателя-звездочета.

Аладин, погруженный в раздумья, поет, и песня его, размеренная и широкая, как будто хочет вырваться из подземелья — так странно звучит она здесь, в сыром и смрадном подвале. Аладин поет настойчиво и громко, словно не слыша настырных вопросов соседа. Аладину не нравится угодливость гадателя. Подозревая недоброе, прикованный цепью Аладин ногой отшвыривает лебезящего старичка. Все в их поведении контрастно. Даже в цепях Аладин сохраняет плавную размеренность жестов, его слова неторопливы и весомы. Старик бьется, как пойманная курица.

В награду за стойкость судьба посылает Аладину свидание с Будур. Оно происходит здесь же, в тюрьме. И снова сцена строится на контрастах ритмов, на сложном переплетении гармонии голосов Аладина и Будур, высокого накала их чувств, выливающихся в первый поцелуй. Ночью нетерпеливый Визирь, узнавший таинственный смысл имени Аладина, уводит его к пещере, где спрятана лампа. Усталый Аладин не подозревает, что готовится расправа. Визирь торопится. Неизвестно, что нужнее ему сейчас — лампа или смерть Аладина, вставшего на его пути.

Так кончается в спектакле первый акт, раскрывающий атмосферу жизни героев, дающий экспозицию их характеров.

В первом акте обнаруживается и главный конфликт спектакля. По обеим сторонам его стоят Аладин и Визирь — два диаметрально противоположных характера.

Аладин — смел, независим, ему чуждо двоедушие. Его жизнепонимание строится на убеждении, что каждый человек должен поступать справедливо, честно. Цель каждого — найти свое собственное место в жизни. Аладин встретил девушку, полюбил ее. Его не только потрясла ее красота, но увлек гордый, независимый характер, ее обаяние. Для Аладина нет сомнений в том, что юноша, полюбивший девушку, должен соединить с ней жизнь. «Вот это — девушка! — восхищается он Будур, — и я женюсь на ней». Ему все равно, что Будур — царевна. Он полон решимости и готов преодолеть любые трудности, встающие на пути. Таким начинает Аладин свой, полный треволнений и испытаний, жизненный путь.

Продолжение: Часть 106

Мы принимаем к оплате