Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 103

Мы рекомендуем
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 102

Театр разговаривал с детьми языком подлинной правды, высоких чувств. В этом прежде всего и заключалось его гражданская, его высокая общественная миссия.

Никаких иных репертуарно-производственных планов, нежели спектакли для детей среднего школьного возраста, не было у театра и в ноябре 1939 года, когда он подписал договор с ленинградской писательницей Ниной Владимировной Гернет о постановке ее новой пьесы «Волшебная лампа Аладина».

В середине января 1940 года Образцов приступил к застольным репетициям этой пьесы. [* Премьера спектакля «Волшебная лампа Аладина» Н. Гернет состоялась 1 ноября 1940 года. Постановка С. Образцова, режиссер О. Ушакова, художник Б. Тузлуков, куклы животных Е. Гвоздевой, композитор Г. Теплицкий. Первые исполнители: В. Майзель, П. Мелиссарато, Е. Оттен, Б. Рубан, Е. Синельникова, Е. Сперанский, Е. Успенская (1-я группа). 23 мая 1946 года состоялось 500-е, 27 ноября 1955 г. — 800-е, 10 марта 1959 г. — 900-е представление.] И также, как и рождение любого спектакля в театре, эта работа была столь же захватывающе интересна, насыщена скрупулезным анализом драматургического материала, окрылена неукротимой фантазией режиссера, возбуждавшей фантазию всех участников. Пьеса нравилась коллективу своей лаконичной манерой изложения. Импонировали умение пронизать сюжет физическими действиями, необходимыми театру кукол, сочность языка.

Особую сложность представляли поиски стилистики нового спектакля, в какой-то мере определенной самим обращением к арабским сказкам «Тысяча и одна ночь».

«Эти сказки с изумительным совершенством выражают стремление трудового народа отдаться "очарованию сладких вымыслов", свободной игре словом, выражают буйную силу цветистой фантазии народов Востока — арабов, персов, индусов. Это словесное тканье родилось в глубокой древности; разноцветные шелковые нити его простерлись по всей земле, покрыв ее словесным ковром изумительной красоты», — писал о «Шехерезаде» А. М. Горький. Театру, решившему черпать образы в этом памятнике древневосточного фольклора — какие бы современные мысли ни вкладывал он в изложение старинной сказки об отважном Аладине, — следовало найти такую меру сценической условности, чтобы «буйная сила цветистой фантазии» не обернулась буйной порослью внешне эффектных положений, а «разноцветные шелковые нити» — стилизаторством, игрою «в Восток».

Уже в первых беседах с коллективом Образцов определил те основные направления, по которым должна была идти работа над спектаклем.

Ему нравилось, что в пьесе действуют герои, образы которых достаточно объемны. Главной задачей театра он считал максимальное углубление, укрупнение этих образов, доведение их до степени высокого театрального обобщения, если возможно — до нарицательности. Речь шла прежде всего об образах Аладина, Визиря и царевны Будур — носителях полярных жизненных миропонимании, главных «рычагах» конфликта пьесы.

Продолжение: Часть 104

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате