Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 102

Мы рекомендуем
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 101

Вторая «Чайка»

1 октября 1940 года театр открыл свой девятый сезон. В этот знаменательный день утром был сыгран пятисотый — юбилейный спектакль «Кота в сапогах». Это было огромным праздником коллектива. Вечером того же дня состоялся первый спектакль для взрослых — «Волшебная лампа Аладина», который был одним из ответственнейших экзаменов театра.

Надо ли говорить, как много лет коллектив ждал встречи со взрослым зрителем. Огромный успех Образцова на эстраде и то, как принимались многие детские спектакли образцовцев взрослыми, все более убеждали их в том, что театр кукол — это отнюдь не специфически «детское» искусство. О том же напоминал и многовековый опыт русского Петрушки и его зарубежных собратьев — Пульчинелло, Полишинеля, Панча, Кашпарека, Карагёза. Это утверждал и успех у зрителя выступлений «Красного Петрушки» — агитационного театра кукол, вписавшего немало ярких стра-ни в историю советского театра первых послереволюционных лет.

Центральный театр кукол был одержим мечтой о постановке спектаклей для взрослых еще на самой заре своего существования. Но тогда эта идея носила скорее отвлеченно-эстетический характер. У театра не было еще такой конкретной общественно значимой программы, которую он хотел бы и мог изложить взрослому зрителю. В одной из докладных записок о работе театра Образцов и режиссер марионеточников П. Сазонов писали: «Спектакли для взрослых в вечерние часы, свободные от работы для детей, дают возможность использовать специфику кукол для сатирических и пародийных спектаклей как журнального типа, так и пьес типа "Принц Лутоня". Кроме того, освоение классических пьес в кукольном театре до сего времени было поставлено очень слабо, и театр намечает работу в этом направлении». Так думали в театре в 1935 году. Но даже в конце 1939 года режиссеры не могли назвать ни пьесы «журнального типа», ни комедий «типа "Принца Лутони"», которые они хотели бы предложить для постановки. Объяснялось это просто.

Театр уже мог наглядно доказать, что почти любую тему из всего многообразия истинно жизненных проблем, изложенную ясно и художественно убедительно, можно адресовать детям. [* Значимость этого открытия выходила далеко за пределы конкретной художественно-воспитательной практики советского театра кукол для детей. Оно опрокидывало целый ряд теорий педагогики, ставивших во главу угла ограничительные свойства детской психологии, «малоопытность» и пр. Характерно, что в эти же годы применительно к литературе аналогичные идеи отстаивал А. С. Макаренко. В своей статье «Стиль детской литературы» он, в частности, писал: «Трудно представить себе такую тему, которая не могла бы быть предложена детям. При самых тщательных поисках ультрадетеких тем нет, как нет и никаких оснований утверждать, что такие темы могут быть найдены. Особенности, которые отличают "детскую" литературу от "взрослой", заключаются не в том, о чем рассказывается, а в том, пак рассказывается. Наша книга не должна строго следовать за возрастным комплексом психики, она должна быть всегда впереди этого комплекса, должна вести ребенка вперед» (А. С. Макаренко. Сочинения. М., 1952, т. 7, стр. 184 — 192).] Это открытие было сделано театром в процессе работы, определив на много лет вперед творческие поиски коллектива и проблематику его спектаклей.

Продолжение: Часть 103

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате