Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 97

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Ранее: Часть 96

Театр последователен и точен в характеристиках героев. Он использует хорошо известные в литературе нарицательные образы царя, генерала, попа и купца, но делает все, чтобы они не превратились в отвлеченные схематичные символы. При всей плакатности героев и при всем характере «плакатности» фактуры пространства, в которой те живут, при всей метафоричности и образов, и почти всех сценических положений пьесы спектакль сохранял обаяние конкретно-бытовой выразительности. Это обаяние рождалось прежде всего неожиданной встречей двух «реальностей» — кукол, носителей уже известного зрителю и сконцентрированного в них содержания, имеющего ярко сатирическую окраску, и живого человека — актера. Образ, играемый человеком, трагичен, романтически возвышен и героичен в то же время. Иван (эту роль интересно играл артист Г. Росфельдт) своей верой в реальность существования маленьких братьев заставлял и зрителя поверить в возможность такого, казалось бы, невозможного братства.

Мы видели, как во многих спектаклях театра раскрывался — прежде всего — характер ясного и цельного героя, добивающегося в борьбе свободной и счастливой жизни. В спектакле «Большой Иван» иная картина. В центре здесь — трагедия духовного падения человека некогда свободного, большого (а за этим символическим образом вставал и образ большого народа). Театр раскрывал — шаг за шагом — постепенное закабаление Ивана. Его трагедию, однако, театр видит не столько в том, что Ивану приходится много, а иногда и непосильно батрачить на братьев, сколько в постепенной деградации его личности. Театр поднимал до большого трагического накала тему страха, рожденного слепотой. Но, показывая рядом с этим картину возрождения человека, процесс излечения его от страха, театр прямо связывал духовное освобождение с борьбой за политическую, социальную свободу. Пафос спектакля — в прославлении борьбы человека за свое достоинство, за право «видеть солнце», за право свободно жить и свободно думать.

Рожденная в театре пьеса «Большой Иван» была своего рода образцом драмы для театра кукол. Вспоминая о работе над пьесой, режиссер неоднократно подчеркивал, что она изменялась, пожалуй, больше даже, чем все остальные пьесы тогдашнего репертуара ГЦТК. «Чем же были вызваны эти изменения?» — спрашивал сам себя Образцов и отвечал: «Значит, помимо нахождения чисто кукольного сюжета, чисто кукольного пространства, мы ставим перед собой и перед драматургом еще какие-то задачи? Да, конечно, ставим и очень большие. Те самые, которые стоят перед всяким драматургом. Четкость сюжета. Непрерывность его развития. Правильно поставленные акценты. Напряженность интриги, а следовательно, достаточное количество тех препятствий, которые стоят на пути следования героя, тех заборчиков, через которые ему надо перелезть, и, наконец, что самое главное, ясное и определенное "Зачем?" — иначе говоря, определенная мысль всей пьесы, ее идея, ее тема». [* «Работая над «Большим Иваном» и все время режиссерским ухом проверяя и предчувствуя реакцию зрителя, — вспоминает С. В. Образцов, — я разделил всю интригу на "за" и "против". Положил перед собою лист бумаги, провел посредине вертикальную черту и слева вписал все "за", справа все "против". Слева — приметы Сокола, капли живой воды, справа — подслушивающий поп, выползающая змея, и еще детальнее: слева уже слышна приближающаяся песня Ивана, справа — Змея вот-вот ужалит пойманного сетью сокола и задушит его. Такая разбивка сюжета на "за" и "против", в общем ничего особенного не представляющая, очень облегчает нам выверку предложенной пьесы, анализ сценария» («Рождение пьесы»).]

Продолжение: Часть 98

Мы принимаем к оплате