Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 95

Мы рекомендуем
  • Травиата

    19 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    от 3500

    Купить билеты
  • Женитьба

    19 апреля
    Билеты в театр Ленком

    1500-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    19 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Последние луны

    19 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    2000-5000

    Купить билеты
  • Неформат

    19 апреля
    в театр Современник

    Купить билеты
  • Заходите-заходите

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    2500-4500

    Купить билеты
  • Капитан Фракасс

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Пламя Парижа

    20 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты

Ранее: Часть 94

Мысль и прием

Премьера «Кота в сапогах» совпала для театра с радостным событием. ГЦТК получил хорошее помещение на площади Маяковского. Кончились скитания по клубам, случайным театральным помещениям. В сезоне 1937/38 года предстояло обжить это помещение, приспособить сцену, найти место для хранения кукол, оборудовать мастерские. Уже репетировалось несколько новых пьес. Впереди были трудные роды необычного и сложного спектакля «Большой Иван».

Театр, как мы уже видели, не ставил себе специальной целью открытие формальных новшеств. Никогда не являлись здесь самоцелью поиски новых фактур, конструкций, неожиданных световых трюков, цветовых сочетаний. Подчиняя свою работу постановке и решению идейно-эстетических проблем, театр привык, однако, бережно относиться и к тем находкам в области формы, какие появлялись почти в каждом новом спектакле. Дорожил театр и находками «Кота в сапогах», спектакля, позволившего «показать ряд интереснейших возможностей театральной куклы — с великаном, превращающимся в мышь, с огнедышащим драконом, с королевской охотой и т. п.» .

Но получилось так, что полюбившийся прием был более емким и перспективным, чем смогли его использовать в данном случае. Он вызвал мысль о новой работе. Захотелось еще раз вернуться к тому, что казалось незавершенным. Так прием разномасштабности человека и куклы послужил толчком к реализации замысла двух последовавших за «Котом в сапогах» спектаклей — «Большого Ивана» С. Образцова и С. Преображенского и «Путешествия в странные страны» В. Полякова.

В дни, когда шли репетиции «Кота в сапогах», Образцов, заканчивая рукопись своей книги «Актер с куклой», записал: «Сейчас у нас ставится "Кот в сапогах". Есть там место, где... Людоед отпирает подвал и выбирает себе на съедение маленьких "людей", ростом всего сантиметров тридцать. Это настолько выразительно, что нам приходится, учитывая наших малень-них зрителей, смягчать эту сцену и уж, во всяком случае, никакого съедения не устраивать. Я представляю себе, как этот момент звучал бы в театрально-политическом памфлете. И если он будет не "решением театральной задачи",а органически необходимым, то сила его воздействия на зрителя станет огромной». В подобных размышлениях рождался замысел «Большого Ивана». Ровно через год Образцову уже удалось выпустить спектакль. [* Рассказывая, как возникла идея этого произведения, С. В. Образцов неоднократно вспоминал о том внутреннем толчке, который был сделан удачно найденной выразительностью — соотношением величин человека и куклы. «Мне казалось невозможным, — писал он, — чтобы эту выразительность нельзя было направить по определенному руслу, чтобы нельзя было на ней построить и политически заострить сюжет» («Рождение пьесы»).]

И тем не менее еще и еще раз следует подчеркнуть, что так поразившая Образцова театральная находка была всего лишь поводом, побудившим его начать работу над новой пьесой.

Продолжение: Часть 96

Мы принимаем к оплате