Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 91

Мы рекомендуем

Ранее: Часть 90

Образцовцы не отступали от того закона, который требовал точного ответа на вопрос «кому» (кому адресовалась), «зачем» создавалась пьеса, и во встречах с драматургами. Это давало все более ощутимые результаты. Театр не только располагал «своими» авторами, но и имел в своем портфеле несколько интересных для него пьес.

Еще накануне выпуска спектакля «По щучьему велению» театр пригласил для работы режиссера А. Благонравова. Ему-то и была поручена постановка новой пьесы одной из старейшин драматургического цеха Центрального театра кукол — Г. Владычиной (соавтора хорошо когда-то шедшего спектакля «Братья Монгольфье»). Новая пьеса написана была по мотивам известной сказки Перро «Кот в сапогах». Оформить спектакль было предложено «старым» образцовцам В. Тереховой и Б. Тузлукову. [* Премьера спектакля «Кот в сапогах» Г. Владычиной состоялась 7 апреля 1937 года. Постановка А. Благонравова, оформление Б. Тузлукова, куклы В. Тереховой, механические куклы Н. Григорьева, композитор Ю. Милютин. Первые исполнители: Е. Ленц, В. Потемкина, Б. Рубан, Е. Сперанский, Е. Успенская, А. Федотов (1-я группа). 8 января 1938 года состоялось 100-е, 4 июня 1950 года — 1500-е, 1 февраля 1953 года — 1700-е, 1 января 1955 года — 1800-е, 18 ноября — 1900-е представление.]

Пьеса оказалась намного сложнее по своей внутренней структуре, нежели это виделось коллективу, да и режиссеру-постановщику вначале. Образцов, оставаясь внешне в стороне от работы, пристально следил за ходом репетиций. Еще предстояла большая и сложная работа.

Но даже самый предварительный анализ убеждал, что тема этой пьесы близка основным раздумьям образцовцев и что она дает богатый материал для ассоциативных размышлений.

Пьеса Г. Владычиной менее всего являлась простой инсценировкой сказки Перро. Она отличалась от оригинала. Иной была внутренняя тема, трактовка главного героя, да и вся окраска жизни персонажей.

Несколько слов о самой пьесе. Мне она видится такой.

Мир, в котором живут герои «Кота в сапогах», выглядит неизмеримо более неприглядным, чем царство убогого старичка-царя, в котором обитал озорной Емеля. Все в этом мире принадлежит Людоеду. Не только поля и леса, но и души людей. Собственно, о самом Людоеде никто не вспоминает до той поры, пока он не является в чей-либо дом за очередной жертвой. Никто не обсуждает (и не осуждает) привычек, нравов, обычаев, установленных в этом царстве, они укоренились в сознании людей и так же естественны для них, как нища и воздух. Наверное, поэтому атмосфера в этом мире тяжелая, удушливая. Здесь обычны зависть и корысть. Каждый, кто позажиточнее, не стесняется поизмываться над тем, кто победнее. В этом мрачном царстве нет и намека на право человека проявить свою инициативу. Жизнь катится сама собой, по раз навсегда заведенному порядку. Все это видится, мне кажется, за незамысловатым текстом.

Продолжение: Часть 92

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате