Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 88

Мы рекомендуем
  • Плащ, Джанни Скикки

    26 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 87

Емеля прост в обращении с лесными жителями. У него доброе, непредвзятое, непосредственное отношение и к жизни, и к природе. Для него мир — удовольствие в радости, печаль в несчастьях, но и то, и другое одинаково привычно, обыденно.

Театр смотрит на «чудеса» как бы с двух сторон — глазами Емели и глазами царского двора. И зритель, имея полную свободу выбора позиции, конечно же,становится на сторону Емели. И не потому только, что Емеля побеждает, а потому, что с такими, как Емеля, людьми свободного творческого духа легко и ладно живется. Уж взрослый-то зритель хорошо знал — такие делают жизнь.

Прошло более трех десятилетий со времени постановки образцовской «Чайки», но и теперь еще не устарели ни пьеса, ни ее сценическое решение. Следует заметить, что весь смысл открытия театра, который поражает нас сегодня, был уже по достоинству оценен современниками этого спектакля. «Яркий, красочный спектакль», «Одно из блистательных звеньев пути театра», — наперебой отмечалось в рецензиях центральной и периферийной печати. И это лишь самая незначительная часть тех голосов, которые выросли ныне в дружный, многоголосый, многоязыкий и многонациональный хор признания и благодарности.

«Так было. В пыльный грязный двор входили двое. Один с шарманкой, другой с ширмой. Но на воротах двора рядом с надписью "свободен от постоя" висела другая — "вход шарманщикам,, старьевщикам, петрушечникам, татарам строго воспрещается"».

В Центральном театре кукол бережно сохраняются свидетельства рождения каждого спектакля: в больших стенных шкафах покоятся куклы, в папках — эскизы, на книжных полках — варианты поставленных или забракованных пьес. Пожелтевшая от времени конторская книга красноречиво рассказывает об одном из творческих начинаний театра. В этой книге нет ничего, кроме колонок «бухгалтерских» отчетов и сотен адресов. Но скупые строчки названий и цифр неожиданно обретают поэтический смысл, стоит лишь вдуматься, почему рядом с графой «расходы» не вписаны цифры «доходов», а адреса состоят лишь из наименования улиц и номеров домов. Короткие бухгалтерские сводки не в состоянии раскрыть огромного «дохода», который принесло с собой желание театра пройти по тем дорогам, где бродили одинокие петрушечники, пройти не для того, чтобы «заработать копейку», а для встречи со зрителем, который никогда» быть может, не приходит в нарядный зал театра, знает об искусстве лишь по наслышке или названиям спектаклей на уличных афишах.

Навстречу зрителю

Было это так. В середине 1936 года образцовцы попросили у райсовета для срочного выполнения «особого задания», поставленного перед театром, грузовую машину. В распоряжение театра прислали две. Словно опаздывая к заданному сроку, все вместе — рабочие, актеры, режиссеры, художники — стали сразу же переоборудовать, устраивать, красить эти машины. А когда в московский двор въехал нарядный автофургон, со стен которого смеялись, дразня воображение, веселые рожицы и буквы надписи «Государственный Центральный театр кукол», кто-то изнутри машины откинул стенку. Затрубили фанфары — и начался спектакль. И вот тогда-то и зрители, и сам театр поняли, как нужны они друг другу.

Продолжение: Часть 89

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате