Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 80

Мы рекомендуем

Ранее: Часть 79

Своей каждодневной работой театр доказывал, что познанное им свойство кукольного искусства делать реальным любой мир фантастики очень помогает ему в постановке сказочных спектаклей, а следовательно, и в воплощении сложных проблем, поднимаемых в произведениях народной мудрости, какими и являются сказки. Притом использование возможностей театра кукол было значительно шире и тоньше в своих опосредованиях, нежели использование лишь способности разрезать героя на части и оживлять его (кстати, сказка об «Иване-царевиче и сером волке», не раз фигурировавшая в теоретических высказываниях Образцова, так и не была поставлена театром).

«Единая условность для любого персонажа кукольного театра, начиная от человека и кончая мышью или даже ожившей печкой, — говорил Образцов, — позволяет кукольному театру давать сказке настоящую жизнь. Эту единую условность мы иногда сознательно нарушаем, чтобы подчеркнуть встречу различных реальностей, и тогда разные законы физической жизни петрушек и марионеток, кукол и живого человека дают новую неожиданную театральную и смысловую выразительность».

Было бы неправильно, однако, думать, что, понимая широчайшие возможности театра кукол в осуществлении народной сказки (и видя в этом огромную силу театра), Центральный театр кукол хоть на минуту уклонялся от решения тех задач современного театра, какие сам себе ставил в начале творческого пути. Напротив, борьба за народную сказку (именно борьба, потому что ряд деятелей педагогики утверждал несовместимость народной сказки со всем строем воспитания советских детей) была для театра борьбой за одну из форм решения острых современных проблем. «Странно, — писал Образцов, — когда пьесы делят на сказочные и современные. Сказка — это жанр, а не определение времени. Пьеса-сказка может быть современной или несовременной, так же как и всякая другая пьеса. Народная сказка всегда была современна, когда она рождалась. Мы знаем бездну старинных сказок огромной народной мудрости, сохранивших и до сих пор свое значение». Следует добавить, что театр вообще не ставил ни одной сказки «просто так», просто ради демонстрации своих театральных возможностей или бравады «своими совершенствами» (а совершенств этих действительно было немало). Сказка ставилась в театре тогда, когда жанр (со всеми вытекающими отсюда признаками) оказывался единственно возможным для решения волновавших театр проблем.

Образцов был прав, когда говорил: «Мы стараемся создавать в нашем театре такие спектакли, которые никак нельзя было бы сыграть иначе, чем при помощи кукол. Мы очень много работаем с авторами, начиная от сценария и кончая каждым словом действующего лица».

В каком бы жанре ни работал театр — будь это сказка, пьеса-басня, обозрение, водевиль или игроспектакль, — Образцов неустанно повторял, что театр (и каждый творческий человек в нем) не может не помнить — в каждом своем поиске и устремлении — того, что составляет главную его особенность. «Мы говорим о людях, о жизни, но говорим при помощи кукол» — вот что являлось стерженем всех этих высказываний, непосредственно связанных с творческой практикой.

Продолжение: Часть 81

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате