Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 71

Мы рекомендуем
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты

Ранее: Часть 70

Рассказ о зайцах начинался после ухода охотника и его собаки (попутно следует отметить, что собака была сделана совсем в иной стилистической манере, что не исключало возможности ее прямого контакта с остальными кукольными героями спектакля).

Художники решали декорации спектакля в мягких сочетаниях землисто-коричневых и зеленых тонов. Действовали те же, что и в предыдущих постановках, несложные по конструкции куклы-петрушки. Врываясь светлыми пятнами в общую темную гамму цветов, куклы-зайцы оказывались в выгодном положении. Каждое движение, каждый даже самый небольшой поворот были хорошо видны зрителю. Это, конечно, значительно помогало и актерам.

Коллектив еще раз убеждался в том, насколько важно для театра кукол и верное определение общего колористического решения спектакля, и расстановка цветовых, световых акцентов.

Действие пьесы происходит в лесу. Волей режиссуры и художника лес ожил во всей конкретности своего поэтичного «хозяйства». Здесь гудели тяжелые жуки, пыхтели лесные жители — ежи Фук и Финя. Лес оживал здесь и в своей басенной достоверности. Сидят по домам звери, отсчитывая верное — кукушкино — время, только трещит над лесом голос барышни-телефонистки Сороки: «Лесная центральная липовая АТС». Целый день соединяет сорока. «Три шишки-два сучка», «Бревно-ноль-ноль-бревно» ...Трещат телефоны у Филина, Рыси, Медведя.

Понеслась по лесу слава о двух осмелевших зайцах, прогнавших из дому лису. Встревожились крупные звери. Совет сильных решает устроить облаву на зайцев.

В спектакле немного героев, но каждый из них имеет яркую характерность. Очень нелегко актерам А. Воскобойниковой, Л. Казьминой, Е. Каменской, Г. Росфельдту. Режиссер-постановщик неумолим к «общим местам», к актерским штампам, к внешнему решению кусков.

Мягко, без нажима решается сцена сговора сильных. Деловитость тона лишь подчеркивает серьезность происходящего. В то же время театр несколько шаржирует удаль расхрабрившихся зайцев. Именно поэтому так естественно звучит сцена «возвращения трусости», где дословно повторялся тот диалог, которым начиналось знакомство зрителей с Прыгом и Скоком.

Зайцы не сразу обретали храбрость. Они вступали в трудный поединок с хищниками. О храбрости зайцев/рожденной в столкновении с сильными, театр рассказывал уважительно.

Басенная стихия пьесы, получившая такое конкретно-образное воплощение, стихия сказки, современной, прозрачной по мысли, веселой и умной, не могла не захватить ребенка. Адрес спектакля оказался даже шире, чем предполагал театр. На спектакль пришли не только малыши-дошкольники.

Спектакль «Волшебная калоша» (так в дальнейшем стала называться пьеса) вошел в основной, «золотой» (или «классический», как стало принято говорить) репертуарный фонд Центрального театра кукол. Веселый, ясный и умный, этот спектакль надолго остался в репертуаре ГЦТК, выдержав более тысячи представлений.

Продолжение: Часть 72

Мы принимаем к оплате