Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 70

Мы рекомендуем
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты

Ранее: Часть 69

Приняв пьесу в целом, театр не захотел примириться с таким ее разрешением. Принципиальный интерес представляет основное направление замечаний и предложений театра, лишний раз напоминающих о серьезной идейно-воспитательной основе его творческих поисков. «Нельзя детей возвращать к исходному положению, такому печальному и полному пессимизма», — заключил обсуждение Образцов и предложил новый финал: «Зайцы после разочарования в чудодейственной силе калоши и минутной слабости снова возвращаются к сознанию своей силы».

Кроме того, театр потребовал наказать ежа, обманувшего зайцев, прося автора в заключении пьесы «выгнать ежей и отдать нору мыши взамен уничтоженной медведем» (зайцы должны были остаться жить в доме лисы). Переосмысление финала решительно меняло звучание пьесы.

Автор согласился с предложенным театром финалом. Идейная переакцентировка вызывала еще большую динамичность пьесы. Теперь зайцы догадывались, что своей храбростью они обязаны вовсе не пресловутой калоше, а самим себе. Все это, как вспоминал впоследствии Образцов, лишь «усилило напряжение», уяснило, «что дело не в калоше, а в том, что самим надо быть храбрыми».

Пьеса была поручена второй актерской группе театра, состав которой (четыре актера) численно был даже меньше, чем «командная» постановочная группа, куда входили режиссеры, художники, композитор. Спектакль этот С. Образцов ставил вместе с актрисой театра, заявившей себя хорошим режиссером-педагогом, Ольгой Ушаковой.

Было предложено интересное оформление спектакля. Недавно пришедшая в коллектив театра художница Вера Терехова взяла на себя решение ширмы и декораций. Куклы к этому спектаклю делал скульптор Е. Гвоздева, отлично ориентировавшаяся в стихии басни, шаржа, пародии. Композитор Наталья Александрова поставила перед собой задачу написать веселую, энергичную музыку. Хотелось сделать живой, остроумный спектакль. «Зачем?» и «кому?» — эти верные «поводыри в работе», как называл их Образцов, — подсказывали множество новых нюансов, маленьких конкретных черточек, которые помогли создать реальную обстановку жизни смешных лесных персонажей — их своеобразный кукольно-звериный быт.

Изменился ведущий. В первоначальном варианте пьесы он не имел лица и характера, был безличной фигурой. Из абстрактного ведущего, роль которого была поручена новому актеру Г. Росфельдту, он превратился в охотника. Охотник этот был наделен в спектакле не только внешними профессиональными приметами, но и конкретными, определенными чертами характера. В погоне за зайцем этот азартный растяпа терял в лесу свою калошу (охотника артист играл в «живом плане», он действовал на фоне высокой ширмы радостного зеленого цвета, усеянной большими пестрыми цветами. Все это создавало стройную гармонию одетого в зелень леса). Вместе со своей «очень умной» собакой Бегемотом (охотник расхваливал своего трусливого и глупого пса с преувеличениями всякого страстного охотника) он появлялся всего два раза — в начале и в конце спектакля. Но само появление его стало не только неотъемлемой частью сюжета, но и по-своему конкретизировало, «обытовляло» фантастику происходившего на сцене.

Продолжение: Часть 71

Мы принимаем к оплате