Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 61

Мы рекомендуем
  • Плащ, Джанни Скикки

    26 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 60

Первая встреча советского театра кукол с Чеховым произошла еще в двадцатые годы. Сотни драматических театров ставили Чеховскую «Свадьбу». Но ни одному сценическому воплощению «Свадьбы», даже знаменитой вахтанговской постановке, не удалось удержаться в репертуаре столько времени, сколько прожил в свое время (двенадцать лет!) спектакль Ленинградского кукольного театра под руководством Евг. Деммени, показавшего в конце 1928 года свою «Свадьбу». [* Ленинградская критика, дав единодушно высокую оценку остросатирической направленности постановки Е. Деммени, столь же дружно отмечала, что с такою степенью преувеличения, с какою была поставлена и сыграна «Свадьба», не мог бы справиться театр «человеческий».] По каким-то неуловимым признакам у зрителя рождалось ощущение близости, родственности персонажей чеховской свадьбы тем субъектам, которые еще нет-нет да и прохаживались по Невскому 1928 года, затесавшись в толпу людей нового времени. Чехов понадобился ленинградским кукольникам, чтобы помочь своим современникам бороться с пережитками прошлого. Совсем другая дорога поисков и размышлений привела к нему образцовцев.

Вспоминая о своем спектакле, Образцов спустя ряд лет писал: «Ставя "Каштанку", мы приняли на себя тяжелую задачу. В "Каштанке" много лирики и трудной для кукол психологии. И то, и другое нам хотелось сохранить. Но наш выбор был оправдан тем, что главным героем является Каштанка, что самое трогательное место — смерть гуся, что в спектакле заняты Кот и Свинья, что представление в цирке может быть очень театрально и очень кукольно».

Да, конечно, какому театру было бы под силу сделать героем спектакля собаку, показать умирающего гуся, изобразить старый цирк во всем его великолепии? Только образцовцы не стали бы ставить спектакль ради демонстрации лишь внешнего блеска. Сперанский не написал бы пьесу. Образцов просто не сумел бы поставить такой спектакль.

Все это было лишь внешним поводом — и собака, и гусь, и цирк. Причины обращения к Чехову были иные.

В «Каштанке» много лирики и трудной для кукол психологии. Целомудренная любовь к Чехову не позволяла, думается, декларировать, что именно это и хочется попробовать в театре кукол.

Долгие годы работая на эстраде, а потом в театре, Образцов, сумев подтвердить, что кукольному искусству близки сатира, памфлет, остро отточенный гротеск, пародия, предполагал, что искусство это найдет себя и в беспредельном мире сказки, легенды, догадывался, что театр кукол еще ждут героико-романтические взлеты. Он знал: все это будет лишь в том случае, если и сатира, и юмор, и героика будут рождать тот крупно очерченный образ, который доводится драматургом, а потом театром до степени крайнего обобщения, до меры нарицательности.

Театр попробовал кукол в тонком лиризме, в психологической стихии. Были бесконечные сомнения: может ли родиться лирический образ, доведенный до крайнего обобщения? Или хрупкая структура лирики рассыплется сразу же, как только театр попытается сгустить, сконцентрировать черты характеров лирически очерченных героев?

Продолжение: Часть 62

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате