Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 60.

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Театр Сергея Образцова, часть 60.Ранее: Часть 59

Чехов. Возможно ли?

Постановка чеховской «Каштанки» в 1935 году - совсем особая страница в истории Центрального театра кукол. У этого спектакля не было прародителей. Сам же он, как бы заново открыв театр кукол Чехова, стал прародителей многих, поставленных по его следам, спектаклей.

Мы знаем писателей, которые любили и высоко ценили театра кукол. о нем писали Стендаль и Франс, Занд, Метерлинк, Достоевский и Некрасов. Гёте увидел прообраз своего Фауста в кукольной комедии, ряд писателей и композиторов - Лесаж, Гайдн и даже Шоу писали специально для этого театра. И все-таки именно Чехов, наш Чехов стал во многих странах тем классиком театра кукол и кукольного кино, постановка произведений которого является не только серьезным испытанием творческой зрелости постановщиков и коллективов, но и несет немало радостных открытий.

«У произведений, которые зовутся бессмертными, общего очень много. Если из каждого из них вычеркнуть это общее, то произведение утеряет свою цену и прелесть», - писал Чехов в письме Суворову в конце 1888 года. Под этим «общим» он подразумевал, вероятно, умение писателя видеть, ощущать движение сложнейших жизненных процессов, влияние этих процессов на судьбы и характеры людей, которые мы называем «типами жизни». В творчестве Чехова много таких «типов жизни». Это и сделало прежде всего его самого одним из великих писателей мира.

Точно так же, как неустанно бьется режиссерская, актерская мысль над воплощением образов, «типов жизни» Шекспира, Грибоедова, Гоголя, Островского, неоднократно возвращается она и к чеховским образам. Так же, как в безграничном шекспировском богатстве черпают материал для своего творчества режиссеры и актеры театров кукол мира, немалые возможности таит для них и творчество Чехова. «Типы жизни», своеобразно воплощенные Чеховым в его коротких, смешных и одновременно грустных, но всегда глубоких, потому что за ними сама жизнь, рассказах, будут, естественно, привлекать режиссеров театров кукол.

С прозой Чехова связана целая эпоха жизни русского общества. С его драматургией связана судьба многих лучших театров мира, судьба МХАТ, Станиславского, Немировича-Данченко.

Только ли тщеславное желание походить на «большое искусство» заставляет кукольников упрямо повторять: «Чехов - это и наш писатель»? Думается, нет. Так говорят они потому, что с позиций своего, особого, очень специфического искусства сумели оценить способность Чехова говорить коротко о многом и важном, его умение сказать остро и неповторимо выразительно. Необычайная емкость образов, афористичность мышления, лаконизм формы - эти качества чеховского творчества, собранные, как в фокусе, в его коротких юмористических рассказах, в его водевилях, составляют неоценимое богатство для тетра кукол.

В одном из своих писем Чехов, говоря о требованиях к водевилю, называл в числе условий его сценической выразительности следующие: «...Каждая рожа должна быть характером и говорить своим языком...Отсутствие длиннот... Непрерывное движение». Он сам в своих водевилях и юмористически рассказах - да и только ли в них? - следовал этим условиям. Именно эти свойства и составляют главный интерес для театра кукол, где должно быть и непрерывное движение, и отсутствие длиннот, где «каждая рожа» должна быть характером, типом.

Продолжение: Часть 61

Мы принимаем к оплате