Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 53.

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Театр Сергея Образцова, часть 53.Ранее: Часть 52

«Детям очень многое можно объяснить очень легко, лишь бы только объясняющий сам понимал ясно предмет, о котором взялся говорить с детьми, и умел говорить человеческим языком». В поисках этой истины, давно уж высказанной Чернышевским, Образцов провел долгие часы раздумий об удачах и ошибках (которые сам он, склонный к их преувеличению, назвал провалами), размышлял над ними до тех пор, пока не устанавливал окончательного диагноза.

«ребята - честнее, непримиримее, эмоциональнее взрослых» - это было ясно видно уже на представлении тех первых спектаклей, которыми в 1932-1933 годы начинал свой путь театр. Но что из этого следует? «Когда... я взялся за руководство Государственным центральным театром кукол, то, имея до этого дело со взрослыми, не сразу понял, что суть работы для детей не столько в изменении тем, сколько в нахождении новых приемов, - писал в одной из статей тридцатых годов С. В. Образцов, - тему-то ребенок может воспринять почти любую, ту же, что и взрослый. Можно ему рассказать и о революции, и о Петре I, и о рабстве, и о честности, и о подлости, и о великих изобретениях - о чем угодно. Но вот найти способ, как все детям это рассказать, вот это очень сложно».

Следующий, четвертый по счету спектакль Центрального театра кукол и нес в себе заряд нового эксперимента. Театр решил рассказать детям о великом изобретении XVIII века - полете братьев Монгольфье на воздушном шаре, о том, с каким недружелюбием было оно принято церковью и властями, и о той бескорыстной честности ученых, которая, пережив века, продолжает делать свое дело.

Пьесу о братьях Монгольфье написали для театра две молодые писательницы - Г. Владычина и Е. Тараховская. Это был их драматургический дебют. Пьесу несколько раз переделывали, уточняя характеристики героев, мотивы их поступков. Наконец начались репетиции. И снова театра поиски и снова отмены. Находки и отказы от них.

Теперь-то, репетируя «Братьев Монгольфье», С. Образцов до конца понял ошибку, совершенную им в спектакле «Поросенок в ванне». «Часто режиссеры детского театра, и я в том числе, желая поближе подойти к ребятам, начинают не с того конца. Мы прибедняем идею, тему спектакля, делая ее более детской, чем сами дети, а постановочные приемы, методы, выразительные средства оставляем взрослые. Непонятным языком говорим слишком понятные вещи. А надо делать совершенно обратное. Нужно слишком понятные вещи. А надо делать совершенно обратное. Нужно о новых, интересных вещах говорить детям простым и понятным языков».

Было очевидно - упрощение темы отнюдь не путь детского театра. Следует думать о том, чтобы каждую сцену спектакля сделать предельно выразительной - убрать все лишнее, мешающее развитию основной темы, тормозящее ее развитие.

«Вся структура спектакля, развитие интриги, темперамент этого развития в спектакле для ребят отличается от спектакля для взрослых», - продолжал начатую мысль Образцов. Режиссеру, ставящему для ребят, труднее укрыться за внешним. Как бы ни была красива картина, эффективен апофеоз, но если они прямого отношения к действию не имеют, ребята не будут ни смотреть, ни слушать. Они не склонны к созерцанию, им нужно только «дело».

Продолжение: Часть 54

Мы принимаем к оплате