Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 50.

Мы рекомендуем
  • Травиата

    19 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    от 3500

    Купить билеты
  • Женитьба

    19 апреля
    Билеты в театр Ленком

    1500-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    19 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Последние луны

    19 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    2000-5000

    Купить билеты
  • Неформат

    19 апреля
    в театр Современник

    Купить билеты
  • Заходите-заходите

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    2500-4500

    Купить билеты
  • Капитан Фракасс

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Пламя Парижа

    20 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты

Ранее: Часть 49

Уже в первые годы работы на эстраде Образцов чувствовал, по-видимому, - каким бы маленьким по сценическому времени ни был исполняемый им номер, какой бы острой характерностью ни обладал изображаемый им персонаж, нельзя делать куклы с «явным выражением лица». Эта кукла должна быть способной сыграть наряду с предлагаемым множество других эпизодов, не всегда таких, в которых повторялась бы ситуация, уже знакомая по номеру, а порою и иных, где мог бы логично и естественно развиваться ее характер.

Образцов неустанно искал приемы, которые помогли бы снять «явное выражение лица». Одним из важнейших условия он выдвинул, например, правило не делать кукол с «заранее определенным взглядом», что «почти уничтожает актерскую способность головы». «Блестящие глаза, - писал он в самом начале тридцатых годов, - по которым от света лампы ходят блики, обладают наибольшей актерской выразительностью. В этом смысле с ними могут спорить только разве глаза, изображенные ямками, в которых таких же образом ходят тени».

Годы работы в Центральном театре кукол укрепили его в этом убеждении. То, что было невозможно для куклы, «работавшей» в двух-трехминутном номере, то тем более оказывалось противопоказано куклам, игравшим целый спектакль. «Кукла должна иметь характерность типажа, но очень опасно для нее иметь характерность момента, - теперь уже смог точно сформулировать Образцов. - В какой-то степени выражение ее лица должно быть нейтральным, чтобы в зависимости от слов, позы, положения, ситуации она могла казаться то плачущей, то смеющейся, то злой».

Кукла не способна раскрыть многостороннюю структуру человеческого образа во всей сложности нюансов его психологии, своеобычность его характера. Да ей незачем этим и заниматься. Кукла раскрывает одну или несколько характерных человеческих черт, доведенных до такого преувеличения, на какой не способен - просто в силу ограниченности своих физических данных - человек-актер. Гиперболизация отдельных черт характера человека, которой широко пользуются подлинные художники театра кукол, делает особенно важным во всей работе скульптора отбор средств скульптурной выразительности. «Голова кукла может совершенно не иметь основных частей головы человека: ушей, рта... носа и даже глаз. Все это скорее повышает актерские свойства кукольной головы, чем уменьшает их», - писал Образцов еще до своего прихода в театр.

Смелое обращение с формой, умение подчинить ее капризы необходимости точно выражать необычайно сложное новаторское содержание, как это ни парадоксально, иной раз служило поводом для обвинения Образцова в формализме. Причем самые рьяные нападки шли подчас именно от кукольников, тех профессионально работавших в этом искусстве людей, которые, казалось бы, и должны были прежде всего понять и принять существо образцовского новаторства. В споре со многими из них и отточилась твердая уверенность С. В. Образцова, что такие понятие, как «формализм», «реализм», имеют в применении к театру кукол свое особое значение.

Продолжение: Часть 51 

Мы принимаем к оплате