Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 43.

Мы рекомендуем
  • Плащ, Джанни Скикки

    26 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты
  • Сильфида

    28 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты
  • Бал-маскарад

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    Купить билеты
  • Ариадна на Наксосе

    29 июня
    Продажа билетов в Большой театр

    Купить билеты

Ранее: Часть 42

В увертюре, построенной на смешных, будто квакающих аккордах, режущих слух диссонансах, все отчетливее, очевиднее, почти осязаемо звучит тема с невероятной скоростью скользящего вниз по спирали предмета. Удар. Из распахивающейся двери вылетает заброшенный, неухоженный мальчишка Кук. «Я у мамки лишний», - не то объясняя, не то хвастаясь, сообщает он, начиная неистово барабанить в дверь дворницкой. Дворник Тихон появляется совсем с другой стороны. Тихон ожесточенно метет улицу, и его добродушная вначале песня становится все более яростным обличением жильцов ненавистного дома.

А дом кипит своей жизнью. Спешит к зубному врачу измученный болью человек. Спешит, да и застрял между этажами в лифте. У девчонки из чужого дома пропала рыжая кошка. Высовываются головы из форточек. Любопытные и равнодушные. Открываются и захлопываются рамы. Кому до кого здесь дело? «Не люди, а обезьяны», - негодует Тихон.

«Разламываются» стены дома. По велению театра, мы оказываемся то в квартире писателя Козули, то в гостях у скрипача Тутышкина, то в обиталище «бывшего человека» по фамилии Пепел, у зубного врача, в комнате управдома, на крыше дома, на чердаке.

Бегает по дому девчонка Верка, ищет кошку. Но нет кошки ни у нервного писателя, ни у развеселого Тутышкина, который под стук пишущей машинки писателя играет на скрипке, а в перерывах мешает этим смычком суп, варящийся на примусе, а заодно и бьет тараканов. Ненавидят друг друга писатель и композитор. Кондукторша Перепелкина «учит» дубиной сына Кука - «не кури, пропащий!».

Ворчит «бывший» Пепел: «Не верю в эту страну. Страну строящегося социализма. Подождем... Над нами не каплет». И словно в насмешку над бывшим учителем разверзся потолок, и сверху с шумом падают неиллюзорные, настоящие капли. «Капает, да еще как капает!» И как бы в унисон торжествующим каплям вырывается из плена, мчится вверх застопоренный лифт.

Сложный дом! Все здесь, как в оркестре перед началом концерта. Оркестранты - каждый на свой лад - настраиваются инструменты. У каждого своя тональность, своя мелодия. И все это, существуя рядом, параллельно, не переплетаясь, рождает картину какого-то всеобщего разобщения, тоскливого одиночества выбитых из колеи людей.

А сюжет развивается своим ходом. Больной рвется к зубному врачу. Врач мечется по комнате - вода заливает квартиру, вода дошла до ушей. Врач вызывает к управдому... В телефону. трубку мерно и нежно хрюкает поросенок. Управдому Соломке не до прорвавшихся труб. Управдом Соломка читает очередную, 1001-ю жалобу. Все жалуются друг на друга. Не дом - головоломка.

Не нашла Верка своей кошки. Какие там кошки в этом пропащем доме! Не нравится Верке этот дом. Решает: «На буксир его следует взять. Чтоб был, как все дома, со столовой и прачечной, с громоотводом, с людьми внутри». Главное - с людьми.

Продолжение: Часть 44

Топ-мероприятия
Мы принимаем к оплате