Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 34.

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Ранее: Часть 33

На первых же репетициях Образов говорил о великих реформаторах сцены - К. С. Станиславском и Вл. И. Немировиче-Данченко. Молодой режиссер вовсе не собирался заклинать своих актеров этими именами. Он верил, что метод работы актера над ролью, утвердившийся в театре, выпестованном гением Станиславского, должен в известной степени помочь и актеру-кукольнику. Ведь в кукольном театре, как верно сказал С. Я. Маршак, «дело не в одних руках. Экспрессию им придают руки артиста. Эти руки необыкновенно подвижны, красноречивы, послушны любой мысли и чувству художника».

А сложная цепь внутренней жизни актера в роли (который не может не быть у настоящего, творчески работающего актера-кукольника) по всей своей структуре близка к тому состоянию, в котором находится актер драматического театра. Только в одном случае  эта внутренняя жизнь выявляется в физических действиях самого актера, в другом - она реализуется только лишь его руками, осуществляющими физические действия куклы.

Не сумма выученных движений, не детально выверенные шажочки, наклончики, повороты. Это было слишком элементарно, чтобы могло служить предметом серьезного спора. Но как обнаружить те импульсы, которые заставят актера театра кукол передать ощущение внутреннего строя образа в органичной пластике движений его рук, оживляющих куклу.

Быть может, при помощи зеркала, которое, к примеру, Н. Я. Симанович-Ефимова считала самым верным помощником на репетиции? Зеркало было отвергнуто сразу же. Оно не способно было помочь закреплению контакта между сложным внутренним состоянием актера и движениями его руки с надетой на нее куклой.

Образцов великолепно понимал - необходимо с первых репетиций первого же спектакля обрушиться на ту систему подготовки спектаклей (а следовательно, и ролей), которая господствовала в это время в театрах кукол. По существу своему она была ведь столь же губительна для развития этого искусства, как и школа «театра представления» для искусства драматического театра. Нужно было, однако, не просто отвергнуть негодную систему, необходимо было противопоставить ей другой, позитивный метод работы.

Шаг за шагом анализируя пьесу, находясь в так называемом «застольном периоде», актеры все больше сживались с ее образами. Рассуждения об образах начали сменяться импровизированными диалогами, на смену им, в свою очередь, пришло желание говорить словами текста пьесы.

Вот тогда-то и родилась в театре великолепная идея: а что если дать актерам в руки кукол? Не тех, что будут играть в спектакле, - их еще не было, да еще никто не мог бы с полной уверенностью сказать, какими должны быть куклы, а совсем других. И актеры взяли в руки некий полуфабрикат - голову-шар, надетый на обычную петрушечную перчатку.

Продолжение: Часть 35

Мы принимаем к оплате