Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 31.

Мы рекомендуем
  • Травиата

    19 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Основная сцена)

    от 3500

    Купить билеты
  • Женитьба

    19 апреля
    Билеты в театр Ленком

    1500-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    19 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Последние луны

    19 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    2000-5000

    Купить билеты
  • Неформат

    19 апреля
    в театр Современник

    Купить билеты
  • Заходите-заходите

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    2500-4500

    Купить билеты
  • Капитан Фракасс

    19 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Пламя Парижа

    20 апреля
    Продажа билетов в Большой театр (Новая сцена)

    от 2000

    Купить билеты

Театр Сергея Образцова, часть 31.Ранее: Часть 30

Деммени неоднократно подчеркивает, что в изобразительном решении спектаклей следует исходить из принципа: «Только главное, необходимое для действия, тогда внимание не будет рассеиваться». Он впервые ставит вопрос о том, что актер-кукольник должен знать законы своего искусства. «Кукольник должен обладать большой наблюдательностью их чутьем, чтобы уметь обобщить сложные движения человека и выявлять в простых движениях Петрушки».

Е. С. Деммени очень много сделал для создания профессионального обучения актеров-кукольников, и актеры его театра по своим профессиональным навыкам действительно резко отличались от других актеров-кукольников. Но если говорить о нем как о создателе, организаторе спектакля, то нельзя не обратить внимания на тот факт, что в процессе работы с актерами главными все же оказывались показ, «разводка» мизасцены. За актером же оставалось право хорошо выполнить все то, что придумано и заранее графически размерено режиссером.

Деммени приходил на свои репетиции, не только имея твердый режиссерский план, но и ясно видя перед собой тот спектакль, приближение к которому и составляло цель репетиции.

Образцов пришел на свою первую репетицию лишь с наброском режиссерского плана. Каким будет спектакль - он не знал.

Началось с чтения пьесы.

Все, кто был занят в спектакле, сели за стол, началась неторопливая «застольная жизнь» пьесы. Ее читали, размышляя и над главной ее задачей, и над задачами отдельных кусков. Говорили о героях, об их поступках, о логике развития того или иного характера. Снова возвращались к тексту, снова разбирали пьесу по кускам.

Все это было очень привычно для Образцова - именно так и работали во МХАТ-II в первый, застольный период репетиций. Но это было совсем необычно для кукольников. О куклах вообще словно забыли. Репетиции шли так, как будто играть все это будут люди в «живом плане».

В репетиционную комнату ворвались волнения и тревоги большого мира. Теперь каждый из участников репетиции с особым интересом вчитывался в газетные строчки международной информации. Все жили теми же ощущениями, которые заставили Горького в его ответе на анкету американского журнала записать: «То, что вы называете цивилизацией США, не возбуждает и не может возбудить у меня симпатии... В Европе нет такого отвратительного явления, как травля "цветных", хотя она страдает другой позорной болезнью - антисемитизмом, впрочем болезнью этой заражена и Америка».

Мысли о судьбе «цветного» в Америке, так же как и мучительные думы о судьбе человека в нарождающемся фашистком аду, естественно, вели к пониманию социально-политической обусловленности звериного национализма в мире капитализма и его органической враждебности социалистическому строю.

Маленький коллектив нового театра отлично понимал, какое огромное международное значение имела страна социализма, первыми же своими декретами провозгласившая равенство людей всех национальностей, населявших ее территорию. Говоря словами Горького, рабочий класс уже «начал невероятно сложное дело действительного освобождения человека от искажающего гнета национальных, классовых, религиозных идей, суеверий, предрассудков».

Продолжение: Часть 32

Мы принимаем к оплате