Поиск мероприятия:

Театр Сергея Образцова, часть 28.

Мы рекомендуем
  • Время женщин

    25 апреля
    в театр Современник

    2500-4500

    Купить билеты
  • Школа жён

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко

    Купить билеты
  • Король Лир

    25 апреля
    Театр Мастерская П. Фоменко (Новая сцена. Большой зал)

    Купить билеты
  • Шут Балакирев

    26 апреля
    Билеты в театр Ленком

    2000-7000

    Купить билеты
  • ПЛАТОНОВ

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Тремя этажами выше

    26 апреля
    Билеты в театр Сатиры

    Купить билеты
  • Бег

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты
  • Гроза

    26 апреля
    Театр им. Евг. Вахтангова

    Купить билеты

Театр Сергея Образцова, часть 28.Ранее: Часть 27

Все эти качества были у И. А. Зайцева. Правда, в послереволюционные годы он скорее лишь сохранял свое мастерство, рожденное и нажитое им в долгих скитаниях с куклами по России. Но сохранял не формально. Пожилой человек, он не смог сам стать художником, творцом современного революционного искусства. Однако те изменения, которые несла в жизнь революция, принимались им как осуществление давних надежд всей страстью фанатичного, влюбленного в свое дело мастерового. Не только в совершенном мастерстве Зайцева, но и в увлеченности им своим делом Образцов и его соратники верно ощущали причины неизменного успеха его выступлений.

В начале февраля 1932 года Глоба, наконец, принес свою пьесу в театр. И Образцову - будущему постановщику спектакля, и Татьяне Борисовне Александровой - его будущему художнику, и актерам пьеса понравилась. Было решено принять ее к постановке. Тем не менее молодой (и фактически еще не вполне существовавший) театр предъявил автору ряд таких требований, которые со всей очевидностью показали, что руководитель, и члены коллектива имеют уже определенные представления о том, какой должна быть пьеса, предназначенная для постановки в театре кукол и адресованная детям.

В самых общих чертах эти требования сводились к просьбе: снять все те сцены, фразы, реплики, которые уводят в сторону от главного; снять те поступки главного героя, которые либо плохо мотивированы, либо не прибавляют ничего нового к пониманию его характера; снять все то, что «не является в какой-либо мере вопросом, который должен быть разрешен пьесой»; переделать ряд сцен, написанных лобово, без ясного ощущения состояния героев, произносящих этот текст. Кроме того, театр настоял на снятии ряда назойливый литературных штампов.

Все эти требования меньше всего походили на максималистские требования «молодых», которые сами толком не знают, чего не добиваются. Напротив, все просьбы были предельно конкретны. Театр не только отвергал, но и предлагал свои варианты.

То чувство слова - его объема, музыкальности, его функциональной нагрузки, - какое отчетливо проявлялось в статьях Образцова и в его работе на эстраде, немало помогло и драматургу, и театру в процессе редактуры пьесы. А  редактура эта, не закончившись на последней репетиции, продолжалась исподволь все годы жизни спектакля на ширме.

При этом характерно, что ни сам Образцов, ни первый заведующий литературной частью А. Гусев не предъявляли А. Глобе никаких претензий по части поисков каких-либо специальных драматургических ходов, могущих впоследствии вылиться в интересные кукольные трюки. Театр и драматург работали над пьесой, словно бы забыв о том, что ставиться она будет в театре кукол.

Продолжение: Часть 29

Мы принимаем к оплате